Аттракцион агрессивной лояльности: какими будут выборы-2016

Почти всё, что будет происходить в российской политике в ближайшие полтора года, будет иметь прямое или косвенное отношение к выборам в Госдуму. Действующие депутаты будут стараться обеспечить себе переизбрание, а все прочие политики — пытаться попасть в парламент либо другим способом продвинуть на этом фоне свою карьеру. И нет никаких причин думать, что активизация так называемых «борцов с пятой колонной» объясняется какими-то другими причинами. И по тому, что они говорят и делают сейчас, можно понять, какой будет наша политическая жизнь до декабря 2016 года.

Аттракцион агрессивной лояльности: какими будут выборы-2016
Фотография пресс-службы Государственной думы

Для понимания всей картины нужно отметить несколько принципиальных моментов.

Первое: подготовка к выборам уже началась. Если кому-то кажется, что декабрь-2016 еще далеко, то он ошибается. Так, «Единая Россия» уже создала новые межрегиональные координационные советы, которым прямо поручено курировать парламентские выборы. Депутаты, три года не показывавшиеся в территориях, зачастили в свои и не только в свои округа. Движение «В защиту человека труда» прямо говорило о выборах на своем недавнем съезде.

Второе: выборы будут конкурентными. Очень часто можно услышать утверждение о том, что никаких выборов и политической конкуренции в России нет. Это, разумеется, не так. Выборы есть — но их основная особенность в том, что проходят они не на избирательных участках, и голосуют на них не те, кто внесен в списки избирателей. Самая острая и самая содержательная часть выборов происходит на этапе составления предвыборных списков и выдвижения кандидатур, а избирателем здесь выступает главным образом Кремль, но повлиять на процесс могут также губернаторы и функционеры крупных партий. Именно за выдвижение, а не за голоса широких народных масс главным образом будут бороться многочисленные политики, мечтающие о мандате депутата Госдумы. Поэтому главная задача для них в ближайший год — показать свою лояльность, нужность, исполнительность и преданность Кремлю и лично президенту Путину. Именно эту демонстрацию нам предстоит наблюдать все предстоящие месяцы.

Третье: повестки выборов пока нет. Никто еще не знает, какие темы и какие проекты будут раскручиваться в 2016 году — это станет понятно только через год. Именно поэтому всем претендентам на выдвижение сейчас приходится работать в той повестке, которая есть на данный момент. Пока есть три магистральные темы, на которых можно показать свою лояльность Кремлю: борьба с «пятой колонной», борьба с Украиной, борьба с кризисом.

При этом борьба с Украиной — тема узкая и опасная, здесь очень легко перейти грань, за которую переходить не нужно, и стать слишком маргинальным даже для нынешней власти. Плюс внешняя политика — это все-таки прерогатива определенного круга спикеров и чиновников, да и кроме слов сделать здесь что-то реальное довольно сложно.

Борьба с кризисом — также непростая тема для раскрутки, хотя она, безусловно, будет использоваться во время кампании. Однако здесь довольно просто скатиться в критику действий правительства, а учитывая, что правительство возглавляет председатель «Единой России», то слишком неосторожные и громкие заявления могут закрыть дорогу в заветный предвыборный список. На одних же призывах «сплотиться и потерпеть» кампанию не сделаешь.

Другое дело — борьба с «пятой колонной». С одной стороны, это внутриполитический вопрос, который не требует какого-то специфического статуса или должности: разоблачать врагов может каждый. С другой стороны, здесь можно проявить инициативу и фантазию, придумывая самые разные методы борьбы и надеясь, что именно твой метод заметят и оценят в Кремле. К тому же это дело абсолютно лояльное и в политическом плане благонадежное. Да, и еще немаловажный момент: врагов здесь можно придумывать себе бесконечное множество, главное — быть при этом как можно более убедительным.

Так что есть все основания предполагать, что именно борьба с «национал-предателями» и «пятой колонной» будет главным содержанием политической деятельности тех, кто хочет получить право на выдвижение и пройти в 2016 году в Госдуму. Собственно, это уже происходит.

Новые игроки

Только за последние недели мы увидели как минимум две громких заявки на эту тему. Во-первых, в середине января было создано движение «Антимайдан», лидерами которого стали байкер Залдостанов, «патриотический» публицист Стариков и сенатор Саблин. Залдостанов при этом — приятель Путина, Саблин уже обладает парламентским статусом, а у Старикова есть зарегистрированная партия «Великое Отечество». Чем не готовая предвыборная тройка?

Разумеется, пока этим троим и их сторонникам никто не гарантирует ни выдвижения, ни тем более прохождения в Государственную думу. Тем не менее тренд они явно учуяли и будут теперь стараться наращивать активность, включая, видимо, и силовые акции. Не факт, что «Великое Отечество» вообще будет участвовать в выборах как самостоятельная сила, но кто-то из «Антимайдана» наверняка постарается попасть в тот или иной партийный список.

Говоря про «Антимайдан», нельзя забывать и про «Национально-освободительное движение» депутата Евгения Федорова. НОД не является партией и вообще не имеет официального юридического статуса, но наращивание активности движения может позволить Федорову выдвинуться в новый состав Госдумы, несмотря на то, что он сильно отдалился и фактически отделился от «Единой России». Не так давно Федоров участвовал в съезде движения «Новороссия» Игоря Стрелкова (Гиркина), так что ближе к выборам они могут сформировать свой блок. При этом Стрелков находится не в самых лучших отношениях с уже упомянутым Стариковым, так что их проекты, скорее всего, будут конкурировать друг с другом.

Еще одно заявление о борьбе с «пятой колонной» сделало движение Игоря Холманских «В защиту человека труда». За три года движение так и не нашло себе места в политическом спектре, и его дальнейшее существование под большим вопросом — сейчас оно живо только за счет административной поддержки уральского полпредства. Исходя из своего названия, движение, по идее, должно было сделать упор на антикризисную и социальную риторику, но вместо этого полпред Холманских заявил: «Сейчас «пятая колонна» опять начала поднимать голову. Она, было, притихла в 2012 году, а теперь снова оживилась. Когда мы побеждали на Олимпиаде, когда присоединили Крым, они сникли. Эти деятели ведут себя наподобие микроорганизмов. И теперь на карту поставлена судьба страны».

Впрочем, далеко не факт, что такие заявления позволят Холманских и его соратникам улучшить свои позиции перед предстоящими выборами. Более того, в стане самих борцов с «пятой колонной» уже начинается борьба друг с другом. Так, один из основателей движения «В защиту человека труда» Евгений Артюх заявил о выходе из проекта. Сам Артюх в последнее время сблизился с активистами «Антимайдана», но утверждает при этом, что хочет сконцентрироваться на деятельности в ОНФ.

Предвыборное будущее самого ОНФ пока до конца не понятно. Очевидно, что в той или иной степени «Народный фронт» будет включен в кампанию, но вот в каком формате он будет участвовать в выборах, и самое главное — кто из фронтовиков сможет выдвинуть кандидатуры, кажется, пока еще не решено.

Одним из тех, кто гарантированно будет участвовать в кампании, является сопредседатель центрального штаба ОНФ Александр Бречалов, развернувший в конце прошлого года небывалую активность и устроивший настоящий тур по регионам. При этом Бречалов как минимум в Свердловской области наладил контакт со скандальными активистами «антимайданного» движения и впоследствии в своих интервью одобрительно отзывался о них. Поэтому не исключено, что ОНФ станет одним из основных каналов для продвижения «борцов с пятой колонной» в предвыборные списки.

Старые знакомые

Привычным парламентским партиям в таких условиях придется довольно непросто. Разумеется, в той же «Единой России» найдется немало тех, кто охотно подхватит и повторит любые лозунги о национал-предателях и врагах России. Но мест в Госдуме всего 450 (а по партспискам и вовсе 225), и простого повторения лозунгов уже может быть недостаточно для успешной конкуренции с более радикальными «патриотами».

Кроме того, в ЕР есть и достаточное количество умеренных претендентов на депутатский мандат, которые не склонны к громким публичным заявлениям, а привыкли просто покупать себе кресло в парламенте. Разумеется, такие будут и в новом созыве Госдумы, но их число может несколько сократиться, а цена мандата из-за этого, наоборот, вырасти. И всё же весьма вероятно, что из людей с деньгами будут выбирать тех, кто может не только заплатить, но и убедительно призвать к борьбе с врагами.

Но если проблемы могут возникнуть у отдельных единороссов, то у самой «Единой России» всё будет хорошо. Двухлетней давности слухи о смерти партии оказались преувеличены, обещанного переформатирования и разделения на фракции не состоялось, и до выборов уже вряд ли состоится. «Единая Россия», как и прежде, будет главным фаворитом и — давайте не врать себе — главным победителем на выборах. Весь вопрос, повторимся, в том, кто будет в ее списках.

У других партий всё намного хуже. Так, ЛДПР фактически теряет ту нишу, которую она занимала все 25 лет своего существования. Радикальная риторика, граничащая с нормами приличия и безумием, которая всегда отличала «либерал-демократов», теперь стала общим местом, и на следующих выборах, вероятно, все кандидаты будут говорить то, что до этого позволяла себе говорить только ЛДПР. Главным политическим ресурсом партии по-прежнему остается Владимир Жириновский, молодая смена в лице Михаила Дегтярева и Вадима Деньгина пока остается в его тени. Однако Жириновскому в 2016 году исполнится 70 лет, и одно из пустующих кресел президентских сенаторов, возможно, приготовлено как раз для него. Но провести последнюю кампанию ему все-таки, наверное, еще дадут.

А вот «Справедливой России» в Госдуме может уже не оказаться — рейтинги партии минимальны, и совершенно не понятно, за счет чего она может доказать свою нужность Кремлю. На прошлые выборы СР шла под громкими антикоррупционными лозунгами, оттянув на себя значительную часть протестного электората, но в следующем году это, во-первых, может не понадобиться, а, во-вторых, сами такие лозунги уже не «прокатят» — слишком подрывные, слишком опасные для власти. На выборах-2016 будет цениться только безусловная преданность, и здесь «Справедливая Россия» не вполне надежна. Неслучайно эсеры пытаются наладить сотрудничество с ОНФ, но пока «Народный фронт» не отвечает им особой взаимностью. Поэтому велика вероятность, что через год самые яркие и амбициозные (и при этом стопроцентно лояльные) справедливороссы просто перейдут в более перспективный проект.

Наконец, КПРФ если и попадет в Госдуму, то по инерции. Никаких объективных причин быть там у неё уже нет, но почему-то считается, что парламента без коммунистов существовать не может, так что какая-то квота для них все равно сохранится. При этом Геннадий Зюганов после выборов может оказаться по соседству с Жириновским в Совете Федерации, тем более что их риторика теперь не так уж отличима друг от друга. Как бы то ни было: коммунисты в рамках предвыборной кампании будут говорить то же самое, что и все остальные, хотя в их устах ностальгия по сверхдержаве, которую все боятся, и призывы разобраться с «пятой колонной», возможно, будут звучать даже чуть более органично.

Велика вероятность, что ближе к старту кампании на политической сцене появятся и новые игроки, которые пока только копят силы. Но и от них вряд ли стоит ожидать другой повестки — иначе их просто не допустят до выборов. При этом все эти игроки просто неминуемо будут бороться не только с воображаемыми врагами и «агентами Запада», но и друг с другом. В ход пойдут обвинения в недостаточном патриотизме и недостаточно горячей любви к Владимиру Путину. Так, уже сейчас активисты «Антимайдана» развернули подобную критику против полпреда Холманских, а в ОНФ требуют от «Справедливой России» безоговорочной поддержки курса президента. Сами выборы в этом случае неизбежно превратятся в аттракцион безудержной лояльности с изрядной долей внутривидовой борьбы.

Остается вопрос — что значат все эти расклады для общества, политики и в целом страны? Значат они следующее:

Во-первых, можно спрогнозировать усиление накала воинственной риторики, поиска внутренних врагов, агрессивных и безапелляционных выступлений в державно-патриотическом духе. Причем выступать в таком ключе будут даже те, кто пока еще не делает этого сейчас. Ближе к осени 2016 года накал этот достигнет апогея, граничащего с психиатрической нормой.

Во-вторых, не исключено, что одной риторикой кампания не обойдется. Желающих попасть в списки и получить мандат будет много, и есть риск, что часть из них решит доказать свою полезность не только словами, но и действиями. Поскольку главный тренд — это борьба с внутренними врагами, то таким действием может стать расправа над кем-то, кто будет назначен врагом. Расправа, к счастью, может быть не обязательно физической — это может быть, например, травля или что-то в этом роде. Причем врагами могут быть объявлены даже преданные сторонники действующей власти, представляющие один из конкурирующих проектов.

В-третьих, новая Госдума будет еще более радикально-патриотически-популистской, чем нынешняя. А это значит — новые запретительные законы, новые отдающие Средневековьем инициативы и так далее. Нынешний «бешеный принтер» еще покажется нам не таким уж вредным.

И последнее: оговорка, которую все-таки нужно сделать. Всё описанное выше будет иметь смысл, если к концу 2016 года в России будет существовать та же политическая система, что и в начале 2015-го. Вероятность этого пусть каждый оценивает самостоятельно.

Алексей Шабуров

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 

Контакты