Уловка-5%

В России де-факто вовсю идет предвыборная кампания в Госдуму, но для оппонентов российской власти по-прежнему стоит вопрос: участвовать ли в этих выборах, и если участвовать, то как преодолеть на них пятипроцентный барьер. Неудача в Костроме показала, что заветные 5% только кажутся легко преодолимой планкой; на деле же даже этот порог пройти практически невозможно. Но если подняться над этими спорами чуть выше, то можно увидеть, что сам этот разговор о пяти процентах — уже проигрыш в пользу власти.

Уловка-5%
Фотография с сайта Алексея Навального

В самом деле, после поражения РПР-ПАРНАС в Костромской области стало ясно, что рассчитывать на что-то большее, чем на преодоление пятипроцентного барьера нельзя: это будет задачей-максимум, а все остальные цели изначально будут фантастическими и недостижимыми. Но даже эта цель потребует мобилизации такого количества ресурсов (людских, финансовых, организационных), который российская оппозиция в новейшей своей истории еще никогда не привлекала.

Но давайте посмотрим, что будет означать достижение или попытка пройти этот барьер.

Во-первых, прохождение пятипроцентного барьера (если оно все-таки состоится) приведет к появлению в Госдуме небольшой оппозиционной фракции примерно в 20 человек. Разумеется, это намного лучше, чем ничего, но это лишь совсем чуть-чуть осложнит жизнь власти. У многих по какой-то причине есть убеждение, что само наличие в Госдуме депутатов-оппозиционеров нанесет сокрушительный удар по режиму, однако каких-либо рациональных доводов в пользу этого убеждения почти нет. Повлиять на результаты голосования в Госдуме эта группа депутатов не сможет, сорвать заседание тоже. При этом запас прочности и степень наглости режима настолько велики, что придумать способы противодействия этой фракции будет не так уж трудно: депутатов можно постоянно лишать слова, отбирать у них неприкосновенность или даже мандаты. Да, поначалу это будет сопровождаться скандалами, но потом станет рутиной и никак не поколеблет устоев системы.

Во-вторых, в выборах не смогут принять участие те, кто претендует на роль лидеров оппозиции и мог бы стать лицом протеста. Алексей Навальный поражен в избирательных правах, Михаил Ходорковский в изгнании, Борис Немцов убит. Лидерами списка при таком раскладе с большой долей вероятности станут Михаил Касьянов или Илья Яшин, Навальный же в лучшем случае будет их доверенным лицом. То есть персонально для Навального участие в этой кампании в любом качестве кроме кандидата будет означать уход на второй план и фактический отказ от претензий на лидерство. В случае победы лавры получат непосредственные победители, в случае поражения неудачу можно будет списать на Навального. Да, возможно, Навальный и не собирается претендовать на лидерство и не видит себя в таком качестве, но таким его видит и хочет видеть достаточно большое количество людей, пришедших и поверивших в протестное движение с 2011 года. Выборы 2016 года — это не выборы Навального, и даже достижение пятипроцентного барьера не сильно увеличит его личный политический капитал. Еще два года назад Навального называли «главным врагом Путина», но будущие выборы могут окончательно лишить его этого статуса.

В-третьих, сама по себе цель преодолеть заградительный барьер и не более того означает, что Демократическая коалиция изначально обрекает себя на конкуренцию не с «Единой Россией», КПРФ и ЛДПР, а с такими партиями как «Коммунисты России», «Патриоты России», ЯБЛОКО, «Родина» и «Российская партия пенсионеров за справедливость». Как только мы начинаем рассуждать о 5%, мы опускаемся именно до этого уровня, и хотя в агитации главным объектом критики будет «Единая Россия», на деле же и в глазах избирателя, и по факту ПАРНАС будет бороться не с ЕР, а с мелкими маргинальными партиями-спойлерами, для которых 5% — точно такой же максимальный предел мечтаний. Но если ты борешься на равных с маргиналом, ты сам признаешь себя маргиналом, другого не дано.

Приведенные выше аргументы не стоит воспринимать как критику и унижение оппозиции. Скорее, это описание ситуации, в которую оппозицию загнала власть. Ситуация эта такова: если раньше Навальный воспринимался как главный противник и альтернатива Путину, если речь шла о смене правящей верхушки и трансформации политической системы, то теперь речь идет лишь о том, как набрать на выборах 5% голосов и получить 20 депутатских мандатов.

И даже для этого — не прихода к власти, а всего лишь для образования маленькой фракции в Госдуме — нужно напрячь все силы, привлечь десятки миллионов рублей, создать широкую агитационную сеть и мобилизовать сотни и тысячи активных сторонников. Уже сейчас лидеры Демкоалиции признают, что даже эта задача практически недостижима. Но если мы признаем, что едва-едва можем преодолеть пятипроцентный барьер, то как мы можем говорить, что способны победить лично Путина?

Разумеется, самой власти крайне выгодно вовлечь оппозицию в эту дискуссию, навязать ей цель в виде пяти процентов и затем смотреть, как люди бьются за эту цель, которая на самом деле власти практически не угрожает. Что это, как не еще одна уловка, наподобие той, что уже была расставлена на предыдущих выборах?

Участвуя в выборах, противники власти делают то, к чему сама власть уже готова. Но то же самое можно будет сказать и в том случае, если каким-то чудом Демкоалиции удастся набрать заветные 5%: способы противодействия будущим депутатам, как уже говорилось, придумать нетрудно.

Да, конечно, выборы-2016 и участие в них можно рассматривать только как первый этап большого политического проекта, рассчитанного примерно на 10 лет и способного привести оппозицию к заветной цели — смене власти в России. Можно верить, что после пяти процентов будет и десять, и пятнадцать, а потом и двадцать пять. Эта хорошая, правильная и нужная вера. Но надо признать — как бы не хотелось этого признавать — что кроме этой веры других ресурсов для победы нет, особенно если делать в своей борьбе ставку на российские выборы.

Алексей Шабуров

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Февраль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728 

Контакты