Урбанисты: гнать с улиц!

За последние годы в России разрушены социальные лифты, которые позволяли активным гражданам через выборы идти во власть и там реализовывать свои планы по изменению окружающего ландшафта. Тем не менее активные граждане никуда, естественно, не делись, власть трансформировала их сначала в «гражданское общество», а потом и просто рассортировала по увлечениям.

Урбанисты: гнать с улиц!
Эксперимент с велодорожками в Екатеринбурге. Фотография организаторов эксперимента

Можно выделить несколько групп активистов, неравнодушных граждан.

Первые — это «революционеры», которые продолжают попытки ведения политической борьбы, рискуют всем: от жизни до свободы, группа, которую государство маргинализует всеми доступными ему средствами. Эта группа понимает, что пока не произойдет смена власти, что-либо делать бесполезно, так как все равно результаты будут похоронены либо записаны властью в свой актив.

Вторая — «волонтеры», люди, собирающиеся в объединения для оказания помощи другим гражданам (в основном). Сбор денег, подвоз продуктов и необходимых вещей, личная помощь после катастроф, в трудных жизненных ситуациях и вообще везде, где необходима помощь. Люди занимаются благородным делом, хотя политический подтекст все же присутствует.

И третья группа из рассматриваемых — это так называемые «урбанисты». Их цель — реформировать, реструктуризировать, переформатировать городское пространство и уклад жизни жителей мегаполисов, чтобы им, жителям, было комфортно и благостно жить в городах. Эта группа однозначно политически мотивирована, так как лидеры урбанистического движения никогда не скрывали того, что их деятельность — площадка для участия в выборных процессах муниципального уровня в городах.

Именно про «урбанистов» и пойдет речь в этой статье, причем за основу для анализа выбрана деятельность наших, екатеринбургских «урбанистов». Я всегда с уважением отношусь к любой гражданской активности, особенно нацеленной на позитивные преобразования.

Но вот «урбанизм» в том виде, в котором он существует сейчас, является, увы, силой деструктивной и разрушающей гражданское общество. Попытаюсь объяснить.

Государство достаточно точно и четко очертило зону своих интересов, куда людей с улицы никогда не пустит. Говоря образно, городские бюджеты, подряды, вопросы застройки и прочие системообразующие вещи — это прерогатива власти. Государство занимается распределением всех ресурсов и управлением всеми ресурсами в городах, и без его желания произвести институциональные преобразования в принципе невозможно.

А вот скамейки там, лужайки, велодорожки, столбики и урны, которые можно проектировать, создавать и перемещать в рамках огороженного властью кусочка территории — это пожалуйста.

Причем кусочек этот маленький и все время сжимается, как шагреневая кожа. Любого городского ресурса — ширины улиц, количества общественного транспорта, места под игровые площадки, под тротуары и под парковки — на всех не хватает, и пока взяться ему неоткуда. И тогда «урбанисты» фактически исполняют волю власти: разделяют, чтобы она властвовала без реальных усилий по улучшению городских условий.

Самый яркий пример, когда «урбанисты» делят горожан на две категории: пешеходы, велосипедисты и пассажиры общественного транспорта с одной стороны, владельцы и водители личного автотранспорта — с другой.

И тут «урбанисты» объявляют автомобили врагами города и сводят свою деятельность к борьбе с автомобилистами.

Логика предельно проста: все «правильные» жители — пешеходы и велосипедисты. Значит нужно сделать в центре все улицы пешеходными и понастроить велодорожек. А автомобилисты — инородные тела, с которыми нужно обязательно бороться, изгоняя их с дорог города.

При этом в ход обычно идут отсылки к международному опыту, который как бы легализует стремления «урбанистов». В жизни же получается, что каждый молодой человек-«урбанист», севший на велосипед, начинает считать, что автомобили и их водители ему мешают, и это — первый стих библии урбаниста. Не важно, что не был в крупных городах за рубежом и не видел, как там организовали систему общественного транспорта, прежде чем взяться за автомобили. Не важно, что молодые горячие парни и девушки «что видят, о том и поют», не задумываясь о корне проблем городской инфраструктуры — непрозрачности и противоречивости бюджетов, системы принятия решений и вообще системы организации жизни в стране.

Когда слышишь предложения местных активистов, то приходишь к выводу, что первая и единственная заповедь, которой они руководствуются — убрать автомобили с улиц, и потом наступит счастье сразу и для всех.

«Равным образом парковка — это личная проблема автовладельца. Но почему-то люди у нас, приобретя машину, начинают считать, что им все теперь должны. Жители гонят машины из дворов на улицы. С улиц их должен гнать муниципалитет. Так победим постепенно», — предлагает «урбанист» Владимир Злоказов.

«Гнать машины с улиц» — вот главный лозунг урбаниста. «Победить» своих же соседей — задача.

Итого: не имея возможности хоть как-то влиять на глобальные, структурные изменения в городе, урбанисты просто выбрали себе врага — владельцев личного транспорта и пытаются отнять у него и без того скудный ресурс.

Решить проблемы городской среды можно только комплексно, в интересах всех жителей города, чтобы миграция автовладельцев в общественный транспорт шла естественным путем, а не запретами (тут урбанисты ничем не отличаются от депутатов Госдумы, скорее, они даже союзники). И в данной схеме они и союзники власти, так как перестановка скамеек — занятие безопасное, зато шумное, с цветами и разрезанием ленточек.

Урбанистика де-факто превращается в профессиональную организацию городских конфликтов под видом улучшения городской среды. Цель — без особых ссор с властью получить какое-то количество мест в муниципальных представительных органах, за счет противостояния одной группы граждан (безлошадных) другой (автовладельцам).

Если же уйти от машин, то, повторюсь, урбанистика свелась к пиару на проблеме дефицита ресурсов, неправильного использования ресурса, доступа к ресурсу разными группами горожан. Отобрать скудный ресурс у одних и поделить между другими — вот и все.

Путь тупиковый, зато позволяющий попытаться более-менее безболезненно конвертировать свою активность в околополитическую деятельность. Но то, что это разрушает городское сообщество — детали.

Гнать несогласных с улиц — тренд и власти, и урбанистов.

Евгений Потапов,
директор Института развития и модернизации общественных связей

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Апрель 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Контакты