Не убий себя

С 1 ноября у нас много чего запрещено — пока в Интернете, а потом, наверное, и везде. Например, запрещено говорить о самоубийстве — то есть формально нельзя рассказывать о способах суицида, но попробуй-ка поговори на эту тему, не упомянув о способах, так что можно сказать, что тема попала под запрет целиком. Закон уже начал действовать — например, Роскомнадзор пригрозил закрыть сайт, специализирующийся на помощи потенциальным самоубийцам.

«Роскомнадзор потребовал закрыть раздел о способах самоубийства на нашем сайте. В случае отказа — блокировка всего проекта. Следствием этого решения будет падение посещаемости сайта примерно на треть и увеличение числа суицидов примерно на 5 в день», — пишут администраторы сайта «Победишь.Ру».

Но ведь если подумать, то такими сайтами дело явно ограничиваться не должно. Рассказами о способах самоубийства полна мировая культура, и российским чиновникам нужно срочно бросить все силы на борьбу с ней. Мы, со своей стороны, готовы подсказать, что нужно запретить в первую очередь.

Античность

Античные философы были люди темные и жизнь свою, в отличие от Роскомнадзора, не ценили. Самый вопиющий случай продемонстрировал некий Сократ, который отказался от штрафа или побега из тюрьмы, добровольно выбрав самоубийство, к которому его приговорил суд. Преступный умысел Сократа поддержали его подельники Платон и Ксенофонт, которые во всех подробностях описали способ его самоубийства.

«Он протянул Сократу чашу. И Сократ взял ее с полным спокойствием, Эхекрат, — не дрожал, не побледнел, не изменился в лице, но, по всегдашней своей привычке, взглянул на того чуть исподлобья. Договорив эти слова, он поднес чашу к губам и выпил до дна — спокойно и легко», — пишет Платон. Способ суицида налицо. Запретить.

Не убий себя
Смерть Сократа. Скульптура М. Антокольского

Еще более коварным преступником был римский стоик Луций Анней Сенека, не только убивший себя по приказу императора Нерона (тоже будущего самоубийцы), но и вовлекший в свое противозаконное деяние жену. Способ самоубийства Сенеки описан историком Тацитом.

«После этого в один и тот же миг они вскрывают себе железом на руках жилы. Так как старческое тело Сенеки, истощенное при этом еще суровым образом жизни, позволяло крови лишь медленное истечение, то он порезал себе жилы на голенях и подколенках. Сенека, видя, что кровь продолжает идти медленно и смерть не приходит, просит Статия Аннея, долгое время пользовавшегося его доверием за верность дружбы и искусство в медицине, вынуть давно запасенный яд. Яд был принесен, Сенека принял его, но напрасно: члены его уже охладели, и тело его было закрыто для действия силы яда. Наконец он вошел в бассейн с горячей водой. Отсюда он был внесен в баню и умерщвлен ее горячим паром», — делится незаконными подробностями Тацит. Почему этот текст не был запрещен римским Роскомнадзором, историки сказать не берутся.

Это только два самых известных случая, а вообще античность была богата на самоубийства. Греки и римляне убивали себя почем зря, и радует лишь то, что уже очень скоро усилиями российского государства мы не будем знать об этом и их имена окончательно покроются пылью истории, как это и должно быть.

Япония

Впрочем, еще один очаг опасной пропаганды самоубийства расположился прямо под боком у Российской Федерации, и с этим тоже надо что-то делать. Речь идет, конечно, о Японии. Не то чтобы нам было жалко убивающих себя японцев, но вот знать о них категорически нельзя.

Например, нельзя знать о том, что руководство самураев Хагакурэ советовало воинам во всех сложных и спорных ситуациях выбирать смерть. «Путь Самурая — это смерть. В ситуации «или/или» без колебаний выбирай смерть. Это нетрудно. Исполнись решимости и действуй. Только малодушные оправдывают себя рассуждениями о том, что умереть, не достигнув цели, означает умереть собачьей смертью», — говорится в этой по-настоящему экстремистской литературе.

Не убий себя

«Макигути Ёхэй за свою жизнь был кайсяку много раз. Когда некто Канахара должен был совершить сэппуку, ехэя снова попросили быть кайсяку. Канахара вонзил меч себе в живот, но после этого силы покинули его. Ехэй подошел к нему со стороны, крикнул «Эй!» и наступил ему на ногу. Это дало Канахара силы распороть живот до конца. Говорят, что, выполнив свою миссию кайсяку, ехэй говорил со слезами на глазах», — пишет, например, автор Хагакурэ.

Разумеется, запрещен должен быть не только этот текст, но и произведения японских писателей, которые все как один были самоубийцами. Кавабата Ясунари, Акутагава Рюноскэ, Мисима Юкио — что есть их жизнь и творчество, как не доведение до самоубийства и рассказ о способах суицида? Неудивительно, что у России до сих пор нет мирного договора с Японией. И не надо.

Русская литература

Правда, и в русской литературе далеко не все в порядке. Например, Лев Толстой — граф, отлученный от Русской православной церкви. Героиня одного из его романов среди бела дня совершает самоубийство, бросившись под поезд (вы можете себе такое представить?).

«И ровно в ту минуту, как середина между колесами поравнялась с нею, она откинула красный мешочек и, вжав в плечи голову, упала под вагон на руки и легким движением, как бы готовясь тотчас же встать, опустилась на колени», — пишет граф. Между прочим, этот текст и сейчас можно найти не только в Интернете, но и в библиотеках, если такие еще остались в России. Роскомнадзор тут явно недоработал.

Или вот еще — бывший каторжник и государственный изменник Федор Достоевский. В романе «Бесы» у него действует персонаж по фамилии Кириллов, который прямо заявляет: «Я обязан себя застрелить, потому что самый полный пункт моего своеволия — это убить себя самому… Убить другого будет самым низким пунктом моего своеволия… Я хочу высший пункт и себя убью». Пропаганда суицида налицо.

Еще хуже дела обстоят с русскими поэтами. Биография многих из них — это злоумышленное описание способов самоубийства. Больше всего, конечно, тут преуспел Сергей Есенин, не только вскрывший себе вены, но и повесившийся. «В этой жизни умирать не ново, но и жить, конечно, не новей», — цинично написал он перед смертью. Осудивший его было коллега Владимир Маяковский сам поддался преступному унынию и в конце концов застрелился через пять лет. Стоит лишь надеяться, что теперь эти имена будут навсегда вычеркнуты из школьных учебников (в конце концов, закон о защите детей от вредной информации тоже должен работать).

Современные писатели продолжают противозаконную деятельность своих предшественников. Например, Виктор Пелевин в романе «Чапаев и Пустота» подробно описал способы харакири, а Григорий Чхартишвили (он же Борис Акунин) и вовсе выпустил трактат «Писатель и самоубийство». Впрочем, Акунин, как известно, давно уже вызывает подозрения у российских властей — во-первых, грузин, во-вторых, ходит на митинги, так что его книга только добавит пунктов обвинения в наверняка уже готовящийся процесс.

Подвиги

Кроме того, следует запретить рассказы о подвигах, многие из которых сводятся к тем или иным вариантам самоубийства. Вот Александр Матросов — бросился на амбразуру пулемета, фактически убил себя, но спас товарищей. Или Николай Гастелло — добровольно направил горящий самолет на механизированную колонну врага. Запретить геройствовать мы, конечно, не можем, но вот не допустить распространения информации о подвигах — это теперь наш долг. И Роскомнадзор нам в этом поможет.

Вообще, если присмотреться, то вся история и вся культура буквально переполнены рассказами о самоубийствах и способах их совершения. В чем же тут дело? Возможно, в том, что «есть лишь одна по-настоящему серьезная философская проблема — проблема самоубийства», как писал французский философ Альбер Камю? Сказать трудно. Но ясно одно — труды Камю нам тоже надо запретить.

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Контакты