Первый год Высокинского

25 сентября 2019 года исполняется ровно год с того момента, как городская дума Екатеринбурга избрала главой города Александра Высокинского. Вне всяких сомнений, этот год оказался сверхнасыщенным — и для города, и для его нового мэра. Как и принято в таких случаях, мы, максимально отстранившись от всех эмоций, решили вспомнить, чем запомнился для всех нас первый год Высокинского.

Фото предоставлено пресс-службой администрации Екатеринбурга
Фото предоставлено пресс-службой администрации Екатеринбурга

ЭКСПО и Универсиада

Первым крупным событием после вступления в должность для Высокинского стало голосование по выбору столицы ЭКСПО-2025. Екатеринбург претендовал на право проведения Всемирной выставки во второй раз. И вновь голосование в Париже оказалось для уральской столицы неудачным — на самом финише Екатеринбург уступил Осаке. Никто не винил в этом поражении мэра (это было бы странно), но это событие не могло не нести особой символической и смысловой нагрузки. Всем очевидно, что Екатеринбург может и должен развиваться с учетом глобального контекста, городу нужно искать свое место не только в стране, но и в мире. Это одна из стратегических задач, которую предстоит решать Высокинскому.

Горечь от поражения с ЭКСПО забылась очень быстро. Уже несколько месяцев спустя стало известно, что Екатеринбург претендует на другое крупное международное событие: проведение Универсиады в 2023 году. Пусть всемирные студенческие игры не столь масштабны, как Всемирная выставка, но они тоже позволят Екатеринбургу попасть в глобальный контекст. Плюс к Универсиаде можно будет реализовать несколько крупных инфраструктурных и строительных проектов. Подготовка к Универсиаде будет лейтмотивом всего первого срока Высокинского на посту главы города, и проведение спортивного мероприятия станет своеобразным итогом этой «первой пятилетки».

Метро

Еще один масштабный проект, о котором Высокинский начал говорить практически с первых дней пребывания на своем посту, — строительство второй (а потом и третьей) ветки метро. Появление новых станций метро давно уже стало большой (и до нынешнего дня недостижимой) мечтой всех екатеринбуржцев. Строительства второй ветки ждали еще к матчам Чемпионата мира по футболу в 2018 году, но тогда Москва отказалась выделять деньги. После этого всё сводилось к разговорам в духе «всё будет, но когда-нибудь потом».

Сейчас про метро говорят уже немного по-другому, а главное — делают некоторые шаги в этом направлении. Во-первых, в городском бюджете заложены первые деньги на проектирование второй ветки. Во-вторых, юридически меняется статус земельных участков под будущие станции. В-третьих, администрация города пытается через суд вернуть землю над недостроенной станцией метро «Бажовская», по запутанной схеме попавшую в частные руки. В-четвертых, власти ведут переговоры с федеральным центром о выделении денег на строительство.

Безусловно, пока что радоваться рано и о перспективах строительства второй ветки надо говорить очень-очень осторожно. Но факт остается фактом — пока что Высокинский действительно пытается что-то сделать для реализации проекта. Если ему удастся добиться результата, он гарантированно войдет в историю Екатеринбурга. И хочется пожелать ему успеха — не для того, чтобы он вошел в историю, а потому, что городу действительно нужно новое метро.

Застройщики и геопортал

Важной вехой первого года работы Высокинского стали перемены в отношениях между администрацией города и крупными екатеринбургскими застройщиками. При прошлой администрации застройщики были главными союзниками городских властей, а в обмен на поддержку получали «зеленый свет» для всех своих проектов. Екатеринбург активно застраивался, но со временем обнаружилась и обратная сторона медали: как оказалось, социальная инфраструктура города не успевает за темпами строительства, следствием чего стала нехватка школ и детских садов, причем ситуация обостряется с каждым годом.

В результате в первый же год работы Высокинский столкнулся с серьезной проблемой нехватки мест в школах. Результатом стал пересмотр отношений с застройщиками, а также запуск геопортала — интерактивного сервиса, который позволит горожанам узнать, как будет развиваться социальная инфраструктура в том или ином районе.

«Сегодня идет критика со стороны строителей. Им не нравится, что мы это мероприятие делаем публичным. Но строить дома без очереди на строительство той или иной школы для того, чтобы лучше продавалось жилье, у них больше не получится. Эта логика ушла у нас в прошлое», — заявил Высокинский в ответ на критику со стороны застройщиков.

Понятно, что за счет одного только создания геопортала система отношений с застройщиками не изменится. Путь будет долгим и трудным, и наверняка мы увидим еще немало острых конфликтов, связанных с этим процессом.

Транспорт и благоустройство

Если посмотреть, на что больше всего жаловались жители Екатеринбурга в течение этого года, то, безусловно, в топе острых тем окажутся проблемы благоустройства и транспорта. Январь 2019 года ознаменовался конфликтом вокруг отмены маршрутки № 024, что вызывало возмущение многих пассажиров. Замену маршруту нашли не сразу, но со временем страсти поутихли.

Возможно, эта ситуация стала уроком и для Высокинского, и для его подчиненных, отвечающих за транспорт. Во всяком случае, в течение следующих месяцев подобных скандалов больше не было, хотя изменения маршрутов происходили и дальше. Но самое главное — власти Екатеринбурга отказались от запуска масштабной транспортной реформы в режиме «шоковой терапии», как это планировалось раньше. Теперь все изменения планируется внедрять постепенно, а не в один день. Урбанисты такой подход критикуют, но жителям наверняка это больше по душе.

Другая проблемная сфера — это благоустройство. С одной стороны, здесь существенно увеличился масштаб работ: одновременно проходит реконструкция набережных, нескольких скверов, ремонт дорожных развязок и просто дорог, благоустройство тротуаров. С другой стороны, оказалось, что к таким масштабам часто не готовы сами жители, которые сталкиваются с очевидными неудобствами в виде перекрытых дорог и перекопанных тротуаров, но главное — не готовы подрядчики. К ним есть претензии как по срокам работ, так и по качеству.

Казалось бы, работа с подрядчиками — это сфера деятельности профильных подразделений администрации, но для широкой публики «во всем виноват Высокинский». Так что проблема из технической неизбежно становится политической. Поэтому по итогам первого года своей работы мэру придется эту проблему решать — либо лично выстраивать новую систему работы с подрядчиками, либо избавляться от чиновников, которые не могут сделать это сами. Или то и другое вместе.

Сквер и опрос

Мы намеренно оставили напоследок главное событие и главную политическую тему первого года Высокинского. Речь, конечно, о протестах против строительства храма святой Екатерины в сквере у Драмтеатра и обо всем, что за этими протестами последовало.

Вообще-то протесты вокруг храма и сквера не должны были стать большой проблемой именно для Высокинского. Во-первых, идеологами строительства собора городские власти никогда не были. Проект еще с 2010 года неизменно продвигали крупные бизнесмены, власти Свердловской области и Екатеринбургская епархия. Власти Екатеринбурга выполняли лишь техническую роль, оформляя необходимые документы. Во-вторых, работа с протестными акциями — это также не зона ответственности «города». Даже формальные полномочия по согласованию акций переданы на областной уровень, а уж действия непосредственно во время протестов и вовсе относятся к компетенции правоохранительных органов.

И тем не менее получилось так, что с четвертого дня протестов именно Высокинский стал главным переговорщиком от власти при общении с протестующими (за два дня до этого то же самое пытался сделать губернатор, но вышло неудачно). Вряд ли мэр когда-нибудь мечтал об этом, но случилось так, что как раз он и оказался основной политической фигурой в сложном переговорном процессе между городской общественностью, РПЦ и спонсорами строительства храма.

И кто бы что ни говорил о том, что городской уровень власти должен быть далек от политики, в случае с Екатеринбургом вышло так, что только городской уровень оказался пригодным для столь непростой и болезненной политической работы.

Если отбросить все понятные эмоции, бушевавшие в Екатеринбурге с мая этого года, то результат этой политической работы оказался следующим: протесты закончились, сквер спасен, храм все-таки будут строить, а место для его строительства будут выбирать в ходе первого общегородского опроса.

Правда, процесс достижения этих договоренностей оказался очень сложным и до крайней степени политизированным. Ситуацией решили воспользоваться самые разные политические силы — для каждой из них кризис стал шансом увеличить свой политический капитал. Причем каждый раз оказывалось, что проще всего наращивать капитал, критикуя именно Высокинского. Как ни странно, в первых рядах тут оказалась городская дума Екатеринбурга, которая год назад при полном единодушии избрала нового мэра. Не дав ему проработать и года, депутаты устроили демарш на обсуждении отчета главы города, не приняв и не отклонив его.

Но в любом случае, можно констатировать: за прошедший год политическое значение мэра и городской власти в целом кардинально изменились. Именно на городском уровне кипят основные страсти, именно городские власти ищут способы наладить диалог с обществом, именно тут обсуждаются и принимаются основные решения. Этот переход прошел не так гладко и приятно, как кто-то мог ожидать, но именно это и стоит назвать главным итогом первого года мэра Высокинского.

«Политсовет»

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Контакты