Депутат Виктор Тестов: Про новых депутатов, транспортную реформу и «сильного мэра»

ИА «Политсовет» продолжает цикл интервью с депутатами Екатеринбургской городской думы. Мы спросим у народных избранников, как они видят новую конфигурацию власти в городе, как оценивают проблемы Екатеринбурга и его районов.

Сегодня на наши вопросы ответил заместитель председателя городской думы Виктор Тестов.

Депутат Виктор Тестов: Про новых депутатов, транспортную реформу и «сильного мэра»
Фотография предоставлена пресс-службой Екатеринбургской городской думы

Про новую думу

— После выборов в городскую думу Екатеринбурга прошло полгода. Сейчас о ней пишут и говорят значительно больше, чем в предыдущих созывах, где вы работали. Вы были заместителем председателя думы, исполняли полномочия главы города. И, конечно, первым вопросом будет: что изменилось, дума стала по-другому работать? Снаружи видно, что многое поменялось. Но что поменялось изнутри?

— Определенные изменения очевидны, и мы это предполагали. Кроме тех положительных показателей, о которых мы читаем в СМИ и отчетах, есть еще и другая сторона нашей работы, которая порой ни журналистам, ни тем более жителям города не видна. И эта сторона вопроса не всегда бывает успешной. Оценивая сегодняшний состав думы, могу сказать: пришли активные, молодые и не очень молодые люди, достаточно амбициозные, и с одной стороны, это хорошо. С другой стороны, успешной работе не сопутствует отсутствие опыта. Прошло полгода, но я вижу, что вновь избранные депутаты только-только включаются в работу, начали задавать правильные вопросы. Порой мы слышим яркие и часто популистские заявления: «А давайте сделаем бесплатный проезд для определенных категорий граждан: ветеранов, студентов и так далее». Звучит здорово! Но когда люди начинают заниматься этим вопросом более глубоко, возникает непонимание: «А как это сделать? За счет чего? За счет каких ресурсов?». И тут все начинают сдуваться, ведь это серьезная работа, для которой нужен опыт.

Я много раз предостерегал коллег: не торопитесь с такими заявлениями, сначала изучите материал, иначе пройдет время, и население вас будет называть «пустобрехами». Замечательная идея прозвучала еще в прошлом году — создать программу «Спорт в каждый двор». Здорово! Но очевидно, люди, сделавшие такие заявления, не изучили до конца ситуацию. На сегодняшний день программы как таковой нет. А раз нет программы, то не предусмотрено и ее финансирование из бюджета. Там нет этой строки.

— Почему так произошло? Нужно было договариваться, чтобы программа была и попала в бюджет, а они просто упомянули о ней, но ничего не сделали?

— Зачастую эти амбиции мешают депутатам, которые считают, что они пришли и во всем специалисты. Но проходит время, и они понимают, что что-то пробуксовывает. А те, кто договороспособен, приходят к депутатам со стажем и спрашивают: «А что не так? Почему тут не убирают, тут не строят?». И я ему встречный вопрос: «Почему ты задаешь его мне? Ведь ты власть. Ты избрался — ты и решай». Он говорит: «А как?». По большому счету учиться никогда не поздно, но как говорит наш президент, «раскачиваться времени нет». Мы полгода раскачиваемся. Я считаю, что мы в нормальное рабочее русло еще не вошли. Мы все в одной лодке, и я об этом очень часто говорю. Но пока мы гребем не в одну сторону. Какие-то движения есть: активность, но результата нет. Пока только планы, заявления и лозунги. Но я говорю: выборы в сентябре прошли, давайте начнем нормально планомерно работать. Я предполагаю, что где-то через год при нормальном раскладе депутаты включатся в работу. И в идеале это должен быть единый организм: администрация города и дума. А сейчас есть какое-то соперничество.

Про отношения с администрацией

— Это один из самых интересных вопросов. Сегодняшние отношения между администрацией и думой — это больше соперничество или сотрудничество?

— Раньше говорили, что дума слабая потому, что администрация управляет ей. Сейчас говорят: «У нас должна быть сильная дума». Сильная в каком смысле? Придут накачанные мужики? Коллеги видят силу в том, что они будут все контролировать. Уже были такие попытки, когда некоторые депутаты ходили и с рулеткой измеряли ширину дорожного полотна. Они не понимают технологических процессов. Как и в общепите тоже: если ты не понимаешь в этом ничего, то как ты сможешь проконтролировать? Для меня вектор деятельности строится иным образом: прошла кампания, я набрал порядка пяти тысяч наказов от жителей того округа, от которого избирался. Все наказы систематизировали: были и вменяемые вопросы, и забавные. Выставили приоритеты, и я понимаю, что мне делать дальше в ближайшие пять лет. Моя первоочередная задача — какую-то долю вопросов, которые поставили мне избиратели, решить в ближайшее время. Но их решение лежит уже в компетенции администрации. Нам нужно наладить эту коммуникацию настолько, чтобы мы друг друга понимали. Кто-то из технологов говорит: «Надо вас научить разговаривать с населением». Я избираюсь уже четвертый созыв и научился, а кого-то действительно нужно учить.

Бывает так, что администрация планирует в районе какой-то объект: детскую или спортивную площадку, например. Не надо! Вы послушайте жителей! Вот неожиданный для меня пример: микрорайон Семь ключей. Один из наказов был — благоустроить родник, который там находится. Жители привыкли брать воду из этого родника. Она там тоже не идеальная, но хотя бы без примесей. Так как пожилым людям трудно туда добраться, хорошо было бы сделать ступеньки, скамейку. Я написал, что пройдет зима — за это время мы сделаем проект, пообщаемся, сделаем теремок, чтобы было приятно туда прийти и посидеть отдохнуть. А потом даже не от сотрудников администрации, согласовавших это строительство, а из СМИ я узнаю, что именно на этом месте начинается возведение новой жилой застройки!

— Что нужно сделать, чтобы отношения перешли в другую плоскость и стали более конструктивными? Кто должен сделать первый шаг?

— Это как в семье: зависит от обеих сторон. Если одна не любит другую, то можно долго упираться, но возникнет естественный вопрос — а не заменить ли партнера? И такие угрозы начинают витать в воздухе: некоторые депутаты уже предлагают посмотреть, что делают профильные заместители главы. Ведь депутатом человек становится не когда он получил мандат, а когда он начинает чувствовать ответственность за происходящее в городе.

Возьмем уборку снега. Это не наша компетенция, но я очень болезненно отношусь к этому вопросу. Мне часто звонят избиратели, друзья спрашивают об этом. Я начинаю включаться. Хорошо, что знаю Александра Геннадьевича [Высокинского] много лет и могу просто приходить к нему в кабинет, задавать вопросы и получать ответы. Но это невозможно делать ежедневно. Так что задача номер один — наладить коммуникацию с администрацией города. Результат нужен сейчас, а не потом. Стратегический план — это, конечно, замечательно, но как говорит наш президент: «Менять ситуацию к лучшему надо сейчас». Это должно быть девизом нашей работы.

Сегодня, на мой взгляд, депутат городской думы как никто ближе к населению. В думе все кабинеты открыты: от рядового депутата до председателя. В Заксобрание не попасть: даже нам, со своими депутатскими удостоверениями. Обещали решить, но пока вопрос не двигается.

Каждый депутат ведет прием в своих округах. Нам часто приходится отвечать за всю страну, потому что население не всегда понимает, депутат какого уровня перед ним. Они не понимают, что это не в твоей компетенции, но тем не менее идут и жалуются на пенсионную, мусорную реформы, потому что это касается их. И поскольку ни до кого они больше дотянуться не могут, они выливают это все муниципальному депутату. Что остается делать? Подготавливать запрос, передавать в администрацию или вышестоящие органы. Как было в предыдущие созывы: вопросы решались, пусть сложно, но решались. Но в эти полгода на большую часть своих запросов я получаю вежливые отказы на трех листах, со ссылками на федеральные законы, СНИПы и так далее.

Например, возьмем поселок Шувакиш. Он разделен железнодорожной линией, и между двумя частями построен пешеходный мостик. Это единственная дорога. Но спустившись с нее, приходится переходить автомобильную дорогу, где нет знаков и лежачего полицейского. Нет даже освещения. Жители жалуются: их дети ежедневно ходят в школу, зимой темно и утром, и вечером. Я получаю ответ: группа специалистов съездила, провели замеры, что за час там проезжает менее 50 автомобилей, соответственно, установка вышеперечисленных вещей, исходя из норм и правил, невозможна. Я беру заявление, прихожу и спрашиваю: «Что это?». И многие такие ответы обоснованы с точки зрения законодательства, и, соответственно, на мои просьбы приходит отказ. Придет прокуратура — не придерешься: все по букве закона. А где человеческие отношения? Один сбитый ребенок — его здоровье и жизнь этого не стоит. Жители говорят, что раз не может администрация, они будут сами делать всё. Возникает вопрос: для чего такая власть, которая не пытается ничего решать?

Про сильные районы и школьное питание

— Когда Высокинский пришел на свой пост осенью 2018 года, он сказал, что в Екатеринбурге районы должны получить больше полномочий, становясь фактически центрами власти. А администрация города будет скорее контролирующим органом. Может ли в Екатеринбурге существовать система, о которой говорил глава города?

— Вообще это новелла, но если по-честному, районы волновались: ведь помимо денег на них наложили еще и определенную ответственность. Пользоваться этим пока не научились. Кроме того, и денег они еще не получили. Здесь очень важно соблюдать главное правило: дали полномочия — обеспечьте финансово. На одном из форумов по стратегическому планированию Аркадий Михайлович Чернецкий сказал, что вы строите какие-то планы, а есть ли у вас какие-то полномочия? Если да, то подкреплены ли они финансово? Если эти вопросы продуманы, то хорошо. Но спросите сейчас любого главу района — он однозначно не ответит. С одной стороны, всё вроде здорово: дадут дополнительные финансы, он что-то успеет закрыть. Но на каких условиях и под какие программы это будет сделано? И если это будет условно по статье «Благоустройство», это означает, что по действующему законодательству он не имеет права потратить их на любые другие цели, чтобы прокуратура потом не разбиралась.

Еще один хороший пример: в микрорайоне Краснолесье в школу на 100 мест записалось 300 детей. И сейчас ищут варианты перевозки детей в Горный щит. Разве это нормально? Город-миллионник. В Екатеринбурге просто не хватает школ. Многие учителя стесняются сказать, что в их учебных заведениях дети занимаются не в две, а в три смены.

— В связи со школами есть еще одна острая тема — школьное питание. В городской думе обсуждали этот вопрос, получился громкий скандал.

— Да, на сегодняшний день есть серьезная проблема по питанию в школах. Депутат Елена Дерягина высказалась на эту тему, но не очень удачно, и все стали ее критиковать. Но когда разобрались в вопросе, остальные депутаты поддержали ее.

Питание в школах — это только благо. Сегодня из регионального бюджета выделяется порядка 3 млрд рублей субсидий на всю область. Но кормят детей тем, что приготовили компании, выигравшие тендер. Кто ниже цену дал, тот и победил. Что на эти деньги он может приготовить? Поэтому идет несъедобная каша или другие проблемы с продуктами. Дети не едят это.

По разным оценкам, порядка 30% приготовленной еды выбрасывается. Получается, от трех миллиардов миллиард выкидывается. Нормальная ли это ситуация? Частный инвестор был бы внимательней в этом вопросе. Помощь нужна адресная: есть многодетные семьи, дети-инвалиды, потому что ребенок только в школе и питается, а родители не в состоянии его нормально накормить. Есть дети, которые просто не питаются: например, ребенок не пришел в школу, а куда это все делось?

Мы за то, чтобы детей кормить, но грамотно подходить к этому вопросу: контролировать расходование бюджетных средств. Кормить правильно, грамотно и разумно, вот о чем речь. Будем с этим разбираться.

Может быть, стоит этот вопрос выделить среди федеральных законов. И не на тендере должен проводиться выбор организации, отвечающей за питание школьников, а создать, например, муниципальную, которая бы обслуживала все школы.

— У нас было муниципальное предприятие «Золушка», но с ним все закончилось плохо.

— В любом случае это нужно обсуждать.

Про вертикаль власти

— Завершая тему взаимоотношений думы с городской администрацией. Часто можно услышать, что администрации нужен «сильный переговорщик» в отношениях с думой. Возможна ли вообще ситуация, когда от администрации выделяется один человек, уполномоченный вести переговоры со всеми депутатами от ее имени?

— В разные созывы эта роль отводилась одному из заместителей главы города: например, Владимиру Деомидовичу Кулику, Евгению Ефимовичу Липовичу, Сергею Геннадьевичу Тушину, Владимиру Георгиевичу Тунгусову. Это тот уровень людей, которые могли не просто записать вопросы, но и решать их. Мы хотим, чтобы был такой человек, которому можно задать вопрос и получить ответ. А когда приходит человек просто для получения информации — это не тот уровень. При всем моем уважении, он даже не наделен необходимыми полномочиями. Соответственно, и результат этой встречи нулевой. Это возмущает депутатов.

Сейчас сложилась такая ситуация, что депутаты запрашивают информацию, представители администрации сидят и ответить, к сожалению, не могут. Естественно, звучат претензии.

— В последнее время много говорят, что город встраивается в вертикаль власти. Областная власть пытается напрямую взаимодействовать с депутатами?

— Насчет вертикали я с вами не соглашусь. Всё-таки муниципальная власть, согласно действующему законодательству, отделена от государственной. Да, взаимодействие обязательно должно быть. Но вертикаль начинается с президента и заканчивается губернатором. Вопросы местного значения, такие как принятие бюджета, местные налоги и сборы, организация транспортного обеспечения, плюс те полномочия, которые делегированы нам региональной властью: образование и здравоохранение, — это наши вопросы. Оставьте нам их, мы знаем, как их решать. Но когда кто-то начинает вмешиваться, это очень неудобно: тогда и возьмите ответственность на себя. Часто мы вспоминаем времена руководства Аркадия Михайловича Чернецкого: главы, который решал очень много вопросов. На местах тоже были руководители районов из числа «красных директоров»: очень многие пришли с крупных предприятий и имели большой управленческий опыт, опыт работы в экономике, — они делали свою работу оперативно и качественно.

Про транспортную реформу

— Для Екатеринбурга один из самых острых вопросов — транспортный. Отменили 024-ю маршрутку, люди ездят с пересадками. Администрация обещала, что зимой-весной с городской думой будут обсуждать транспортную реформу, в планах назначили чуть ли не на март. На какой стадии сейчас это обсуждение? Принимаются ли какие-то предложения от депутатов? Или, может быть, они могут донести мнение населения?

— Транспортная реформа — проблема сегодняшнего дня. У нас пока не выстроены нормальные рабочие взаимоотношения с администрацией. Удивительно, но депутаты сами просятся на рабочие встречи, совещания в администрацию, говорят: «Мы хотим владеть этой информацией, мы хотим участвовать в событиях разного масштаба. Мы хотим прийти в округ, посоветоваться с населением, вернуться к вам и рассказать их мнение». По большому счету можно было просто опросить жителей, устраивает ли их сегодняшняя транспортная схема. Очень показательна была ситуация с 024-м маршрутом. Там возникли претензии к перевозчику — так они появились не вчера, просто дотянули до момента, когда у них закончился контракт. Так вы подготовьтесь: замените его муниципальным автобусом, хотя бы временно, до того, как решите, что с ним делать!

Исходя из этого, я не уверен, что именно в 2019 году что-то получится с транспортной реформой. И тут два варианта. Поскольку это и муниципальный транспорт, он тянет дотации, но так и должно быть. Полностью отдать это на откуп частникам нельзя: негативные примеры в других городах все еще на слуху. Частный перевозчик берет те маршруты, которые ему интересны, и только в пиковые часы, когда автобус набивается битком. В дневное время интервал движения транспортных средств резко увеличивается. Я уверен, что муниципальный транспорт должен быть основным, потому что такими вещами нужно управлять. Пусть и частные перевозчики участвуют в жизни города, подвозят, в том числе на дальние территории.

Возвращаясь к 024 маршрутке: убрали ее, но ничего не изменилось. Маршрут разъединили, и теперь вместо одного ходят два автобуса. Нам говорят о том, что у нас будут перехватывающие остановки, пересадочные пункты. Но представьте, бабушка едет с Северки в больницу. Она долго ждала автобус на первой остановке, немного проехала, пересела, потом еще раз пересела. Мы на Урале живем: у нас бывают и -30, и снег, и заторы. Чтобы получить кратковременную медицинскую помощь, она потеряет целый день, а сколько здоровья! А если на ее месте мама с маленьким ребенком? К сожалению, очень часто такие реформы придумывают люди, которые не пользуются общественным транспортом, отсюда и вылезают подобные проблемы.

Про выборы и партии

— Будучи депутатом, вы застали все системы управления Екатеринбургом: это и «сильный» избранный мэр, и двуглавая система власти, и сейчас у нас «сильный» мэр, избираемый городской думой. Какая, по вашему мнению, система управления предпочтительнее для Екатеринбурга?

— Наша встреча началась с цитаты президента: «Не нужно повторять ошибок прошлого». Ведь все это мы уже проходили. Система, связанная с деятельностью Чернецкого, себя зарекомендовала, всё остальное было придумано новыми руководителями. Мы же помним, как и для чего создавалась эта двуглавая система. В каких-то муниципалитетах она работает, но у нас — нет. Когда глава города не обладает реальными полномочиями, не управляет финансами, у него остается только представительская функция: встречать делегации, резать ленточки, выступать на мероприятиях. А реальную работу должен выполнять профессионал, так пусть он и будет настоящим главой. И когда он поддержан всеми горожанами на выборах — вот это оптимальная модель. Возможно, мы к этому вернемся, об этом очень многие говорят, в том числе и Александр Высокинский. Через какой-то период времени будет видно, насколько он эффективный менеджер, и насколько население его поддерживает, поэтому есть шансы избраться по той системе, о которой я упоминал. Но сейчас рано об этом говорить.

— Сколько времени должно пройти, чтобы делать выводы? Обычно считается, что на раскачку нужен примерно год.

— Осенью начнется настоящий бюджетный процесс: депутаты, избранные в сентябре, пропустили участие в формировании бюджета на 2019 год. Но сейчас у них есть все права и возможности. По большому счету это тот рычаг, с помощью которого они могут влиять на администрацию, на принимаемые решения, ведь между системой Чернецкого и сегодняшней ситуацией — огромная разница. В первом случае есть всенародный избранник, и никто с ним ничего сделать не может, а если у Высокинского будут ошибки и недочеты в работе, то депутаты могут с ним попрощаться и устроить следующий конкурс. Так что глава города должен доказать не на словах, а на деле, что это именно тот руководитель, способный вывести Екатеринбург на рубежи, обозначенные в стратегическом плане, им же подготовленном. А все остальное со временем начнет притираться. Я также считаю, что на уровне муниципалитета партийных вещей, наверное, быть не должно, ведь людям все равно, кто благоустроил двор, кто построил детскую площадку, кто помог со строительством нового детского сада и школы, — главное, чтобы это было. Местное самоуправление создано, чтобы гарантировать эффективную работу городского хозяйства.

Один из депутатов, представитель компартии, вышел с инициативой предоставления льготы многодетным семьям в части оплаты вывоза мусора. Да, это не полномочия муниципалитета. Но сама инициатива хорошая, мы можем ее оформить и передать дальше для рассмотрения и внесения изменений в законодательство. Интересный нюанс: при отсутствии полномочий мы можем подсказать региональной власти важные аспекты, но поскольку эту инициативу вносит коммунист, не факт, что его поддержат единороссы. Из-за политической несогласованности не решаются много вопросов.

В свое время депутат Дмитрий Сергин, будучи представителем Партии пенсионеров, вышел с инициативой, чтобы детей-близнецов можно было записать в одну школу, так же, как и детей учителей, где преподают их родители. Инициативу отвергли, несмотря на то, что в области не больше двадцати пар таких близнецов, а учителям бы облегчили жизнь. Просто потому, что ненадлежащий субъект внес поправки в этот закон. Думаю, мы вернемся к этому вопросу, но инициатива будет оформлена уже от «Единой России». Я хочу сказать, что иногда партийная принадлежность сказывается на эффективности вашей деятельности.

Считаю также, что на уровне муниципалитета депутаты должны избираться по одномандатным округам, а не по партийным спискам: кто этих людей знает, откуда они взялись, за что отвечают? С него спросить невозможно; если он крупно ошибся — всегда можно легко заменить другим человеком. Одномандатник отвечает за конкретную территорию, у него есть свои избиратели, с кем он общается и проблемы которых знает. У общегородских партийцев такого нет. Раньше была одномандатная система, потом ее разбавили: сначала 25%, потом 50%. Теперь на уровне Заксобрания хотят вернуться к первоначальному варианту, но тем не менее пока оставляют возможность выборов депутатов по партийным спискам, и в них попадают те люди, которые никогда не изберутся по округам. В любом случае я всегда говорю: надо просто работать.

«Политсовет»

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Контакты