Выборы-2018: что это было?

Выборы президента России закончатся через три дня. Их результат понятен заранее и никакого особого интереса не представляет. Уже сейчас можно сказать, что это была одна из самых странных предвыборных кампаний за все последние годы. Её политический смысл, возможно, станет понятен только спустя какое-то время. Но кое-что можно понять уже сейчас.

Выборы-2018: что это было?
Кадр из трансляции Первого канала

Мобилизация и еще раз мобилизация

Главная особенность нынешних выборов заметна невооруженным глазом. Это невиданная агитация за явку при почти не заметной агитации самих кандидатов, включая главного претендента на президентских пост.

В самом деле, если сравнить, сколько ресурсов тратилось на то, чтобы просто привлечь избирателя на участок, и на то, чтобы этот избиратель проголосовал за Путина, мы увидим огромную разницу. Неужели для власти важнее явка, чем результат президента? Конечно, нет.

Целью — а точнее, самоцелью — кампании за явку была мобилизация. Проведение периодических мобилизационных кампаний — важная составляющая авторитарных режимов. Это своего рода тренировка (кто-то может сказать, что и дрессировка) общества, выработка навыков подчинения и способности к слаженному коллективному действию даже в тех случаях, когда у такого действия нет особого смысла.

На выборах президента мы увидели именно классическую мобилизационную кампанию, в которую были вовлечены самые разные участники — органы власти, общественные организации, звезды эстрады, блогеры, предприятия и СМИ. С этой точки зрения кампания оказалась крайне успешной — мы увидели, как много всевозможных институций готово самоотверженно работать в интересах государственной власти.

Важно и то, что это была кампания именно за явку, а не за Путина. Все потому, что в победе Путина сомневаться нельзя, поэтому-то никто особо и не призывает голосовать за президента: всем должно быть и так понятно, что он должен победить в любом случае и никаких угроз его победе нет (а их и правда нет).

Превращение выборов в кампанию по мобилизации — не очень хороший сигнал, поскольку это выхолащивает саму суть выборов. Но, скорее всего, нынешний опыт будет признан удачным, и последующие выборы будут проходить по такому же сценарию.

Обнуление протеста

Прошедшие выборы практически полностью обнулили протестную повестку. Ее во время этой кампании практически не было. Все опасения, что выборы приведут к росту протестных настроений, к обострению противоречий в обществе, оказались напрасными.

Речь идет не столько о политических протестах, сколько о социальных. Ведь нельзя сказать, что в России нет никаких социальных проблем — тут можно назвать и ту же бедность, и здравоохранение, и ЖКХ, и коррупцию, и многое другое. Но ни один из этих по-настоящему острых вопросов во время выборов не поднимался в национальных масштабах. Не было ни массовых митингов, ни шумихи в СМИ.

Единственные заметные протесты, которые случались за это время, были связаны с экологией. Можно вспомнить акции в Челябинске или Подмосковье. Но экологический протест по определению локален, а потому говорить о его национальных масштабах не приходится.

Одной из причин того, что протестная и проблемная повестка практически не звучала во время выборов, стали действия — или правильней сказать, бездействие — кандидатов в президенты. Никто из оппонентов действующего главы государства не приложил никаких усилий, чтобы по-настоящему «раскачать» хоть какую-нибудь проблемную тему, которая бы взволновала всё российское общество. Если перед кандидатами стояла задача увести все протестные настроения в песок, то они с этой задачей справились успешно.

Нужно признать, что и не допущенный до выборов Алексей Навальный тоже не воспользовался предвыборной кампанией, чтобы подстегнуть протестные настроения. Он полностью сконцентрировался на «забастовке избирателей», которая не связана с социальными проблемами и носит сиюминутный тактический характер, а потому вряд ли может увлечь широкие массы электората.

Если для власти обнуление протестной повестки крайне выгодно, то для общества скорее нет. Ведь выборы — это лучший способ поговорить об общенациональных проблемах, попытаться найти пути их решения или хотя бы озвучить их в масштабах всей страны. Но ничего из этого не произошло, а когда представится другой такой повод, сказать очень трудно.

Проблемы с будущим

Слово «будущее» стало едва ли не главным во время нынешней кампании. Именно на него упирали те, кто призывал ходить на выборы. «Выбираем президента — выбираем будущее», — таков был официальный слоган Центризбиркома.

Еще год назад, когда кампания только задумывалась, все утверждали, что к выборам команда Путина подготовит некий «образ будущего», с которым президент и пойдет на четвертый срок.

Но чем больше произносилось слово «будущее», тем меньше было понятно, о чем именно идет речь. Никакого образа будущего представлено не было. Более того, Путин даже не презентовал свою предвыборную программу.

В итоге получилось так, что единственным образом будущего оказался сам Путин. Ничего другого избирателям предложено не было (и скорее всего, сознательно). С этой точки зрения, предвыборная кампания стала своего рода воплощением тезиса «Есть Путин — есть Россия». Любые другие варианты в наше будущее уже не вписываются — такая мысль подспудно внушается обществу.

Так или иначе, кампания 2018 года при всей ее важности с точки зрения политического процесса вряд ли запомнится надолго. Уже 19 марта 2018 года все начнут думать о выборах 2024 года — если они, конечно, вообще будут.

Алексей Шабуров

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Апрель 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

Контакты