Какая гордума нужна Екатеринбургу

В следующем году в Екатеринбурге будут выбирать городскую думу — единственный орган, который пусть и формально, но представляет горожан. Мы привыкли к тому, что дума — это какой-то скучный и малопонятный орган при администрации, который занимается чем-то своим, пока остальной город живет собственной жизнью. Но вообще-то так быть не должно.

Какая гордума нужна Екатеринбургу
Фотография с сайта Екатеринбургской городской думы

Вряд ли в Екатеринбурге найдется много человек, которые сходу скажут, что делают депутаты гордумы. Даже я, хорошо знакомый со всем, что происходит в местной политике, иногда не сразу могу вспомнить, какие вопросы будут в повестке ближайшего заседания думы.

И уже тем более мало кто сможет припомнить случаи, когда гордума действительно приняла какое-то принципиально важное решение, изменила ход событий, повлияла не только на политику администрации, но и на жизнь Екатеринбурга в целом.

Это не значит, что депутаты гордумы ничего не делают. Они, безусловно, работают — и большинство наверняка делает это добросовестно. Но они стали заложниками системы, при которой они — давайте скажем честно — не представляют интересов горожан. А потому и не могут ничего решить и ни на что повлиять.

Одна из причин такого положения вещей — избирательная система, при которой половина депутатов избирается по партийным спискам. О том, что эта система не подходит для городского уровня, говорилось уже много раз. И можно повторить вновь: избирать муниципальных депутатов от КПРФ, ЛДПР, «Единой России» и иже с ними — глупо и бессмысленно. Что, обсуждая вопросы городской жизни, депутат будет ориентироваться на решения ЦК КПРФ и заветы товарища Зюганова? Или на брошюры Владимира Жириновского?

Сама по себе российская партийность во многом абсурдна, но на уровне города этот абсурд проявляется вдвойне. Интересы горожан лежат вне плоскости идеологий и партийных различий, а потому и не по партийному принципу депутаты должны разделяться и избираться.

Городская дума — место, где (в идеале) должны обсуждаться и разрешаться наиболее острые, наиболее спорные и принципиальные вопросы жизни города. В Екатеринбурге (как и везде) есть разные группы интересов, и депутаты должны эти интересы представлять.

Приведу свой любимый пример. Уже несколько лет общественная дискуссия в Екатеринбурге крутится вокруг споров между условными автомобилистами, велосипедистами и пешеходами. Автомобилисты жалуются на пробки, велосипедисты требуют велодорожек, пешеходам хочется, чтобы автомобилей было меньше, а общественного транспорта — больше.

Речь идет о борьбе за городское пространство. Пространство это ограничено, всем поровну его не хватит — и надо определиться, кто может на него претендовать в приоритетном порядке. Если мы решим, что приоритет у автомобилистов — будем строить больше дорог, развязок, парковок. Если отдаем преимущество пешеходам и общественному транспорту — парковки ограничиваем, автомобили из города вытесняем.

Это вопрос по-настоящему принципиальный. От его решения будет зависеть жизнь всех горожан. И мы видим, как в социальных сетях почти каждый пост на эту тему вызывает бурные и ожесточенные споры. Но стоп — почему эти споры идут в соцсетях, а не в городской думе, у которой есть право принимать решения?

И ведь нельзя сказать, что власть Екатеринбурга от подобных споров остается в стороне. Но она не участвует в них, а просто спускает сверху свое мнение. Недавно новый главный архитектор Андрей Молоков заявил, что автомобили из Екатеринбурга будут вытеснять. Он не предложил гордуме обсудить этот вопрос, а просто довел до сведения: будем вытеснять.

Или вспомним недавнюю историю с транспортной реформой, которую готовили несколько лет, а потом были вынуждены отложить из-за негативной реакции общества. Почему так получилось? Ответ очень прост: всё дело в той же директивной системе. Новую транспортную схему спустили сверху в готовом виде и предложили это обсудить. Но никто даже не попытался устроить дискуссии в городской думе на самом первом этапе разработки. И получилось, что гордума подключилась к спорам уже после шумихи в прессе и соцсетях.

В идеале все должно быть совсем по-другому. С такими темами, как транспортная реформа или вытеснение автомобилей из города, надо выходить на выборы. Каждый кандидат в депутаты должен говорить избирателям: «я за велодорожки», или «я за общественный транспорт и против автомобилей», или «я за автомобили и парковки», или «я за полную перекройку транспортной схемы». В 2018 году именно эти вопросы, а не дежурные обещания, кочующие из одной кампании в другую, должны быть в центре предвыборных программ кандидатов.

При желании уже сейчас можно составить универсальный опросник для кандидатов в депутаты. Каждый из них должен будет ответить: нужна ли Екатеринбургу транспортная реформа, нужно ли расстеклять балконы для облагораживания фасадов, нужно ли строить храм-на-воде, вводить ли платные парковки в центре. По ответам на них станет сразу понятно, на каких позициях стоит депутат.

В результате по итогам выборов в думе неизбежно образуются, к примеру, условные «фракция автомобилистов», «фракция велосипедистов», «фракция пешеходов». И станет понятно, кому и чему нужно будет отдавать приоритет. И администрация будет вынуждена с таким раскладом считаться. Вот тогда гордума станет по-настоящему влиятельным органом, от которого зависит жизнь Екатеринбурга.

Понятно, что это во многом утопическая картина. Как любит говорить председатель нынешней гордумы, все всё понимают: сейчас депутаты разделены не по принципу лояльности большим группам горожан, а по принципу лояльности чиновничьим и бизнес-кланам. Даже если отменить выборы по партийным спискам (а это с высокой долей вероятности в 2018 году произойдет), ситуация кардинальным образом не изменится. Но тогда не надо будет удивляться, когда в следующий раз провалится очередная реформа, а жители Екатеринбурга будут возмущаться тем, что с ними никто ничего не обсуждает.

Алексей Шабуров

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Контакты