Свердловская область: режим прячущегося губернатора

Месяц назад была опубликована статья «Режим слабого губернатора». На момент ее написания уже были очевидны все проблемы нынешнего губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева, и казалось, что это низшая точка падения личного авторитета губернатора и, в его лице, авторитета всей федеральной вертикали в нашей области. Логика политических процессов подсказывала, что дальше тянуть нельзя, и губернатор должен был бы предпринять хоть какие-то шаги, чтоб выйти из лабиринта своих проблем.

Свердловская область: режим прячущегося губернатора

Однако реальность оказалась совершенно иной, а поведение губернатора и его окружения — алогичным и странным.

Dolce far niente как стиль руководства регионом

К сожалению, из всех возможных вариантов поведения Евгений Куйвашев выбрал самый неподходящий — не делать ничего, спокойно наслаждаясь всеми привилегиями своего статуса. Dolce far niente, «сладкое ничегонеделание» — вот как можно охарактеризовать куйвашевский стиль руководства Свердловской областью.

И действительно, что конкретно сделал губернатор за прошедший месяц?

Если отбросить шелуху официозных рапортов, то за месяц губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев не сделал ровным счетом ничего, что выходило бы за рамки понятия «текучка». Ни одного важного решения, ни одного значимого кадрового назначения, ни одной отставки — ничего.

Губернатор сходил в отпуск и вернулся из него, но мог бы и дальше отдыхать, потому что де-факто ничего не изменилось: сейчас губернатор снова уехал из области — в Москву и Париж, а что будет дальше — никому неизвестно.

То, что губернатор предпочитает поездки в Москву, Сочи или Париж командировкам во вверенную ему область — уже давно не новость. На фоне постоянных вояжей за пределы региона все поездки Куйвашева по Свердловской области можно посчитать по пальцам. При том, что никакого особого управленческого смысла в его поездках по региону все равно нет — это не вдумчивое изучение ситуации на местах, а участия в праздничных церемониях или каких-то рутинных чиновничьих ритуалах.

Сейчас, как уже было сказано, губернатор руководит Свердловской областью из Парижа. Заметно ли отсутствие в городе губернатора? Нет, так же как было незаметно и его присутствие. При таком уровне отстраненности губернатора от повседневной жизни региона он действительно может уехать в Париж, не оставив даже исполняющего обязанности — фактически «на хозяйстве» итак уже давно «сидит» Денис Паслер, а в политике все настолько провалено и завалено, что можно просто махнуть рукой и спокойно наслаждаться парижским шиком за казенный счет.

У многих наблюдателей сложилось ощущение, что, уезжая из области, Куйвашев просто убегает от необходимости заниматься проблемами региона. В этой логике вполне возможно, что в тактическом смысле сейчас для него главное — 3 декабря, в день, когда Законодательное собрание области примет самый проблемный в истории региона бюджет, быть где-то далеко и таким образом хотя бы символически избежать ответственности. Поэтому есть версия, что сразу после парижского вояжа Куйвашев снова уйдет в отпуск — или уедет из Екатеринбурга под каким-то другим соусом. Кто-нибудь удивится, если все будет именно так?

То, что именно в эти две недели, когда все решается здесь, в области, и именно здесь самый критический момент — губернатора так или иначе физически не будет регионе — не сенсация, а, скорее, сложившаяся практика нынешнего областного руководства. Как это можно понимать и какое необидное для губернатора объяснение можно придумать такому странному отношению к исполнению своих обязанностей? Это уже не режим слабого губернатора, это, скорее, уже режим прячущегося губернатора.

Кадровый тупик

В областной системе власти существует специально созданный по инициативе Куйвашева пост вице-губернатора (без которого, кстати, область прекрасно обходилась и при Росселе, и при Мишарине), и занимающий его человек и должен был бы, по идее, осуществлять политические функции в отсутствие губернатора.

Но вице-губернатор при отсутствующем Куйвашеве — Яков Силин, человек, который должен был бы уйти в отставку еще 9 сентября после своего проигрыша на выборах главы Екатеринбурга. При постоянно прячущемся губернаторе такой слабый политик, конечно же, не способен ничего изменить даже теоретически. Что-то могла бы изменить его отставка и замена на более уместного человека. Но после каскада слухов и их опровержений вице-губернатор Яков Силин вместо уже вроде бы очевидной отставки просто ушел в отпуск — причем синхронно с отъездом губернатора. То есть в самые трудные для областной власти времена не только губернатор, но и вице-губернатор срочно решили устраниться из политической жизни региона.

Заменить Якова Силина на какую-то другую, более сильную фигуру — несомненно, хороший и многими ожидаемый шаг. Но пауза затянулась так надолго, что выводы уже очевидны.

Во-первых, никаких сильных фигур в запасе у губернатора просто нет. Все варианты, которые так или иначе озвучивались, могут только ухудшить и без того плачевную ситуацию.

Во-вторых, положа руку на сердце, кто-нибудь удивится, если Силин вернется из отпуска на прежнее место работы? Учитывая многократно продемонстрированную неспособность губернатора принимать радикальные кадровые решения и его постоянное самоустранение от дел, оставить все как есть — это очень по-куйвашевски.

Такая кадровая беспомощность предсказуемо завела губернатора в тупик. В итоге в конце ноября 2013 года, в очередной раз повторюсь — в самое непростое для региона время — во главе администрации, а в каком-то смысле политическим руководителем региона остался Вадим Дубичев, исполняющий обязанности главы администрации губернатора.

При всей чиновничьей опытности Вадима Дубичева едва ли подобная конфигурация в высших эшелонах региональной власти может считаться успешной или хотя бы работающей. Политического веса Вадима Дубичева явно недостаточно, чтоб на что-нибудь влиять. Создается впечатление ее случайности и вынужденности этого положения, впрочем, такое ощущение остается почти от всех решений губернатора.

В целом же все кадровые решения губернатора за прошедшее после выборов в Екатеринбурге время вообще никак нельзя считать оригинальными или удачными, скорее, уж техническими.

Так, Виктор Киселев наконец назначен министром строительства — после того, как 10 месяцев был исполняющим обязанности. Невольно возникает вопрос к губернатору: а какой смысл был мурыжить человека 10 месяцев? Его что, все это время проверяли? Или это был случайный выбор, и все это время искали более подходящую кандидатуру, но не нашли и оставили как есть?

Кроме того, Алексей Кузнецов, очередной тюменский соратник губернатора, был введен в правительство в ранге министра природных ресурсов — тоже после нескольких месяцев в ранге и.о. По этому назначению тоже возникают вопросы: неужели в Свердловской области нет ни одного специалиста по ресурсам Свердловской области, а все знатоки ресурсов нашей области живут в соседней?

Незнание местных кадров и недоверие к ним со стороны губернатора просто бросается в глаза, как и явная ставка на кадры из Тюменской области. Усиливают ли такие назначения положение губернатора? Скорее, ослабляют. Собственно, вот и все кадровые решения губернатора за месяц. Из более давних, по итогам почти трех послевыборных месяцев — отставка Алексея Багарякова и назначение вице-премьером «по футбольному чемпионату» очередного тюменского соратника губернатора, господина Грипаса.

Если отставка одного чиновника и назначение трех других — это все, что хотел и мог сделать губернатор за все время, прошедшее после поражения его команды в сентябре, то остается только руками развести: как было сказано в другое время и по другому поводу, «они ничего не поняли и ничему не научились».

С учетом того, что все последние месяцы окружение губернатора намекало на какие-то важные перемены и революционные назначения, выглядит все это особенно жалко.

Чтобы понять всю абсурдность этой кадровой возни, надо просто посмотреть на ситуацию в области в целом.

«Рёв и ползание»

Свердловская область вместе со всей страной входит в серьезный социально-экономический кризис, масштаб которого еще только предстоит осознать. Бюджет на будущий год урезан самым жестоким образом — причем существенным образом за счет Екатеринбурга. Недовольные ситуацией екатеринбургские группы влияния развернули беспрецедентное наступление на областные власти. Такого жесткого и разностороннего «наезда» на областную власть трудно припомнить — и что в ответ? Опять-таки, ничего.

Без того слабые позиции областной власти в битве за бюджет защищаются самым жалким и бездарным образом, причем это именно оборона, никак не контратаки. Все это еще больше ослабляет позиции областного руководства в целом и лично губернатора. И вот, на фоне всего этого — то отпуск, то Париж, то Дубичев во главе администрации. Почему губернатор так странно, если не сказать — неадекватно, себя ведет?

Ответов может быть два: он или не может руководить областью, и потому предпочитает пустить всю ситуацию на самотек, сосредоточившись на интригах внутри своей администрации и нескольких лично ему интересных проектах, или же он просто ждет решения своей дальнейшей судьбы от Москвы, и потому сознательно не хочет ничего делать (или его попросили не делать никаких резких движений до дальнейших распоряжений).

В любом случае, ситуация печальная — и главным образом для самой власти, хотя отразится она и на всех нас. На фоне самоустранения губернатора от всех реальных проблем региона очевидным становится и деморализация его окружения. Никакие враги губернатора не смогли бы так ухудшить моральный климат вокруг него и его имидж в глазах региональных элит, как его же собственные «друзья».

Вражда группировок в окружении губернатора, щедро освещаемая СМИ губернаторского же пула и сопровождаемая взаимными сливами компромата, довершает картину всеобщего разложения. Отсутствие какого-либо явного центра принятия политических решений бросается в глаза и оборачивается работой губернаторского пула в режиме «кто в лес, кто по дрова». Даже оставляя за скобками традиционно низкие рейтинги всех губернаторских ресурсов и их хроническую неспособность хоть как-то влиять на настроения в городе Екатеринбурге и области, довольно комично наблюдать за их активностью, особенно в сфере взаимных обвинений и публикации откровенных доносов друг на друга с обвинениями в недостаточной активности.

Незаживающая рана поражения 8 сентября заставляет ряд прогубернаторских СМИ продолжать бессмысленную войну с избранным главой Екатеринбурга Евгением Ройзманом. Совершенно очевидно, что пересмотра результатов тех выборов уже не будет — это с одной стороны. С другой стороны, очевидно, что Ройзман сейчас — не самая опасная фигура для губернатора и далеко не ключевая в борьбе с ним. Но этого или не понимают, или не хотят понимать в окружении губернатора или в руководстве прогубернаторских СМИ — антиройзмановская истерика выглядит уже даже не жалко, а попросту глупо. Такое ощущение, что за неимением новых темников часть губернаторского пула продолжает работать по темникам еще выборного времени и не понимает, что остатки тающего ресурса тратятся на борьбу с ветряными мельницами.

Впрочем, истеричная борьба с Тунгусовым и Ройзманом — это, пожалуй, единственное, что вообще есть в публичной повестке губернаторских СМИ. Все остальное — или описание чиновничьей рутины в стиле «слушали-постановили», или нападки на всех критиков секвестированного бюджета.

Первое никому не интересно, второе же — заведомо проигрышная тема, потому что ни один нормальный человек не может согласиться с мыслью, что отнять деньги именно у него ради общей экономии — хорошо и правильно. Увы, но именно эта логика и транслируется прогубернаторскими СМИ и спикерами: денег Екатеринбургу не давать и делать вид, что это хорошо и правильно, а те кто против — негодяи и жулики.

Трудно сказать, есть ли во всем этом что-то от самого губернатора или он вообще вне игры, а политику контролируемых резиденцией СМИ определяют какие-то люди из его окружения. С точки зрения интересов большинства жителей области, это и не важно — просто потому что, как уже было сказано выше, до большинства жителей области губернаторская пропаганда попросту не доходит. Другое дело — позиция губернатора среди региональной элиты.

Круг людей, которые лично общаются с губернатором и имеют объективное представление о положении вещей, крайне узок. Остальные, так или иначе, формируют свои представления о губернаторе через призму публикаций СМИ губернаторского пула.

Что дальше?

Очевидно, что жизнь области в режиме слабого губернатора продолжается, и тенденция развивается в сторону дальнейшего ослабления и самодискредитации областной власти.

Никаких особых надежд на то, что областная власть как-то сможет реформироваться и стать эффективной уже не осталось. Речь в данном случае идет прежде всего о политическом блоке. При всех проблемах с экономикой правительство в целом работает более-менее успешно, с учетом того, что министерские кадры подбирает губернатор — в соседнем регионе и по одному ему ведомым принципам.

Тем не менее слабость политической команды губернатора и очевидная неспособность к публичной политике самого Куйвашева выходят на первый план, и их уже невозможно не замечать.

Рано или поздно в области будут выборы и очевидно, что при нынешнем положении дел Куйвашев категорически неизбираем. Очевидно также, что ни он, ни его окружение не смогут ничего сделать, чтоб повысить его избираемость, просто потому, что нет ни кадров, ни понимания, какие это должны быть кадры и где их брать. Сомнительно, что тюменские сослуживцы и приглашенные из Самары политтехнологи смогут преодолеть слаженное сопротивление всех местных элит.

Этот фактор постепенно становится определяющим: сознательно или нет, но сейчас на ослабление губернатора, а значит и против него, играют практически все элиты области. Кто-то делает это явно, кто-то — тайно, но совершенно очевидно отсутствие в регионе какого-либо даже минимального консенсуса вокруг фигуры Куйвашева. Если добавить сюда саботаж (скорее всего, невольный, просто от растерянности и неуверенности в будущем) и усиливающуюся грызню внутри губернаторского окружения, то картина получается крайне мрачная.

Все-таки хочется верить, что губернатор просто ждет решения своей судьбы и кандидатуры сменщика, и только этим объясняется его самоустранение от насущных проблем региона.

Области как воздух нужны выборы и переформирование политического руководства, просто потому, что так дальше жить нельзя. Такой регион как Свердловская область, особенно в условиях нарастающих кризисных тенденций, нуждается в компетентном управлении и харизматичном, знающем проблемы области и местные кадры человеке. Области нужен губернатор, полностью погруженный в региональную проблематику, иначе просто нельзя: бесконечные варяги, временщики и командировочные уже довели наш богатый край до унылой стагнации.

Федор Крашенинников

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Ноябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Контакты