Максим Кац: выборы — это весело, прикольно и интересно

В марте в Москве прошли выборы в муниципальные собрания — представительные органы на самом нижнем, районном уровне. Казалось бы, эти выборы в принципе не могут никого интересовать, и тем не менее — за ними пристально следило множество самых разных людей. А все потому, что впервые в органы местного самоуправления столицы пошли молодые и независимые люди — новые лица, которых так не хватает российской политике. И многие из них сумели на этих выборах победить. Один из них, Максим Кац, в интервью ИА «Политсовет» рассказал про то, как и зачем он стал депутатом, а также про то, какие возможности открывает для него этот статус.

Максим Кац: выборы — это весело, прикольно и интересно
Максим Кац. Фотография со страницы «ВКонтакте»

— Максим, зачем вы пошли на выборы?

— Я подробно говорил об этом у себя в блоге и в разных интервью, но если в двух словах, то я хочу сделать город лучше — для этого и пошел на выборы.

— И это можно сделать на местном уровне?

— Вообще-то нельзя. Поэтому это только начало политической карьеры, как я в своей листовке и писал. То есть на уровне муниципального собрания такие вопросы не решаются. Собрание может как-то повлиять, но решать не решает. И это просто начало, привлечение внимания к этим вопросам, к тем проблемам, о которых я говорю.

— Какие это конкретно вопросы?

— Об этом я тоже в блоге пишу. Город, удобный для пешеходов, ограничение парковок, удобный общественный транспорт, удобное общественное пространство, парки, дворы.

— Как вы набирали команду на выборы? Пользовались услугами профессиональных политтехнологов?

— Да никакой особой команды не было. Все попытки взять какого-то профессионального персонажа, который мог бы мне помочь, успехом не увенчались, потому что они мне рассказывали про то, что надо фотографироваться в костюме, выглядеть солидно и так далее. Но я никого не слушал, действовал сам. Просто нанимал организации, которые разносят, например, листовки. Я их нанимал, они разносили для меня листовки, — ну и соответственно так же и с другими вещами. Например, в лифте надо было расклеить объявления — нанял тех, кто обычно клеит объявления в лифтах. Ну еще нашел в районе пенсионеров, и они за деньги ходили за меня агитировали по квартирам.

— А добровольные помощники, волонтеры были?

— Нет, я их не привлекал. Это можно делать, как, например, в ситуации с тем же Леонидом Волковым, когда ты реально думаешь, что ты что-то изменишь, придешь на какую-то серьезную должность. А я-то на своей должности ничего пока не изменю. Просто это весело, прикольно и интересно, и для меня это начало политической карьеры, может быть. Но для потенциальных волонтеров мое избрание вообще ничего не даст, и поэтому я их не привлекал.

— Во сколько обошлась кампания? Обычный человек может себе это позволить?

— Мне это стоило чуть больше ста тысяч рублей. Но на самом деле я тысяч сорок потратил не по делу, и реально это обошлось где-то тысяч в 65–70. Это, я думаю, вполне подъемные деньги много для кого.

— Интернет большую роль сыграл в победе?

— Конечно, большую роль сыграл. Я думаю, голосов 700 оттуда пришло. А всего за меня 2100 человек проголосовало.

— А если в целом, как считаете, за счет чего удалось победить? Интернет, что еще?

— Интернет, плюс пенсионеры, которые за меня агитировали, ну и самое главное — эта необычная история с тем, что вот есть человек, который взял все написал ровно как есть, ничего не пытался из себя строить. Это людям в новинку.

— Сейчас, после избрания, вы уже можете сказать, какое место муниципальное собрание занимает в структуре власти?

— Место незначительное. Я не зря еще в листовке писал, что это орган, не имеющий никаких полномочий. Действительно, сейчас в Москве распоряжаются всем управы, и они являются филиалом вертикали власти в районе. А муниципальное собрание имеет в основном только рекомендательный голос, если какие-то нормы и принимает, то по незначительным вопросам, — но это, я надеюсь, изменится.

— То есть после выборов вы своего мнения не изменили?

— Нет, конечно. Просто теперь видно, что у депутата есть какие-то инструменты: можно к кому-то сходить или узнать о каком-то движении — например, я сейчас узнал про парки — или про какие-то другие процессы, происходящие в районе, которые можно узнать, будучи в этом органе. Но реальных полномочий у него нет.

— Вы уже поучаствовали в первых заседаниях. Что вы можете сказать о людях, которые туда пришли? Есть ли молодежь?

— У нас в собрании 15 человек. Из них 8 — это аффилированные с управой люди, которые делают все, что говорит управа, хоть и не по всем вопросам. Из этих восьми четырем вообще ни до чего нет дела, просто как им говорят, так они и голосуют. А остальные имеют мнение по некоторым вопросам, но в целом им тоже все это не интересно, это для них обязаловка такая. Ну и есть семь других людей, из них один непонятный, а пять — это такие щукинские оппозиционеры, которые хотят что-то изменить, что-то делать. Ну и я.

— Вы с ними как-то координируете свои действия?

— Ну, мы общаемся. Я когда вижу адекватных людей, я стараюсь общаться, их слушать.

— Это независимая оппозиция или представители партий?

— Независимые. То есть их выдвигали партии на выборы, как и меня выдвигало «Яблоко». Но я-то просто так взял «Яблоко», а они выдвигались от КПРФ и эсеров, просто чтобы подписи не собирать, а я собирал подписи. Но тем не менее они в партии не входят.

— А в целом по Москве, как вы оцениваете, много молодых, независимых оппозиционеров прошло?

— Прошло прилично, да. Не то чтобы оппозиционеров, но прилично прошло молодых людей. И у меня в собрании тоже прошла еще молодая девушка, которая и не оппозиционер, но тем не менее независимая. И в других собраниях, в соседних районах есть — примерно один-два человека в каждом собрании. Мало, конечно, лучше бы побольше, но, может, в следующий раз. В прошлый-то раз вообще никого не было.

— А лично вы после работы в муниципальном собрании политическую карьеру в каком направлении собираетесь развивать?

— Не знаю. Мне, по большому счету, конкретные посты не особенно важны. Мне интересны города, как их лучше делать и прочее, а какие я позиции буду занимать — это второстепенный вопрос, потому что деньги я делаю другим совершенно способом, у меня бизнес, и он не зависит от этих всех дел. А это все больше как хобби, поэтому как что дальше пойдет, я пока не планировал.

— На ваш взгляд, на каких позициях внутри власти нужно находиться человеку, чтобы изменить город к лучшему, как вы говорите?

— Не знаю, я там многого не понимаю, там совершенно неадекватная, на мой взгляд, структура, которая совершенно непонятно, как работает. И я не знаю, где там внутри надо находиться, и не особо вникаю, как все устроено внутри. Я просто делаю то, что мне кажется уместным и интересным, думаю, как и что можно улучшить, стараюсь человеческим языком это объяснять, а на юридический и чиновничий язык я ничего не перевожу, и, может быть, в этой структуре власти я ничего и не достигну. Но может быть, что-то у нас все же изменится.

— Вы не пытались уже выходить на каких-то чиновников со своими предложениями?

— Я беседовал с Сергеем Капковым, руководителем департамента культуры, он вроде говорил, что ему все очень нравится и он будет помогать. Посмотрим, что получится.

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Контакты