Александр Колесников: В 50 лет нужно, чтобы твои мечты уже начали сбываться

«Политсовет» продолжает серию интервью с депутатами городской думы Екатеринбурга. На этот раз мы поговорили с Александром Колесниковым, депутатом от одномандатного избирательного округа № 4, председателем постоянной комиссии по городскому хозяйству, градостроительству и землепользованию.

Фотография с официального сайта Екатеринбургской городской думы
Фотография с официального сайта Екатеринбургской городской думы

Про «переворот» в гордуме

— Александр Евгеньевич, как вы оцените предложение депутата Константина Киселева, которое было принято и усилило полномочия спикера Игоря Володина и его заместителя Виктора Тестова? Зачем им это понадобилось, как это скажется на расстановке сил в гордуме?

— Вопрос очень сложный и большой. То, что произошло на заседании, это нонсенс. Многие депутаты, не вникнув в суть, обсуждая этот вопрос, к сожалению, пошли на поводу у демагога и политического авантюриста Киселева.

Изменения в регламент необходимы, в этом нет ничего предосудительного. Но, во-первых, у других депутатов, в том числе у меня, есть свои наработки насчет этого нормативного акта. Но я, соблюдая установленный порядок, направил свои предложения в профильную комиссию думы, а не вносил их сумбурно и с голоса. Во-вторых, то, что было на последнем заседании Думы, — это ничем не обоснованное выражение недоверия нашему коллеге Алексею Вихареву. Он председатель комиссии по МСУ, это его епархия. Такое неуважение я считаю недопустимым. И самое неприятное, что у нас товарищи спикер и вице-спикер потворствуют данному произволу. Все это, безусловно, оскорбляет и настораживает. Такое ощущение, что Дума как представительный орган катится в пропасть.

— Вы один из немногих, кто открыто выступил против усиления спикера и его заместителя — не думаете, что это чем-то неприятным для вас обернется?

— Во что это обернется дальше, мы не знаем. Если люди у нас хотят иметь неограниченную власть, тогда надо нести за нее и ответственность. Чем депутат от чиновника отличается? Депутат ни за что не отвечает, а чиновник, ставя свою подпись, несет ответственность вплоть до уголовной. Хотите вертикали власти или чего-то еще — пожалуйста, идите в исполнительную власть. А здесь Дума, здесь все решается коллегиально.

Я знаю Игоря Валерьевича Володина давно — он отличный спортсмен, когда-то работал в милиции. Но, к сожалению, он немного не на своем месте сейчас. Обернется это чем-то или нет, не знаю. Я все равно буду высказывать свое мнение, согласен или не согласен я со спикером. Проблема Володина в другом — он не прислушивается к депутатам, а ведь среди нас есть много специалистов различных отраслей. Если я не специалист, допустим, в вопросах МСУ, я подойду к Вихареву или тому же Киселеву и обязательно у них проконсультируюсь. А Игорь Валерьевич не прислушивается.

— В таком случае чего вы ждете от работы комиссий и фракций с учетом изменившихся обстоятельств? Скажутся ли новые реалии на «представительской демократии» в Думе?

— За фракции ничего не скажу — не знаю. Что касается комиссий, то посмотрим. Смотря чего хочет Игорь Валерьевич. Если он хочет приходить в комиссии и блокировать какие-то вопросы, то для этого надо быть как минимум специалистом и иметь соответствующее образование, чтобы разбираться. На самом деле загадка — для чего это сделано и что он хочет получить.

— А кто за этим может стоять?

— Давайте разберемся, кто такой Константин Киселев. Я его знаю давно, еще с неформального движения, правда, мы были по разные стороны. Я патриот-государственник, он якобы либерал, борец за демократические ценности.

Посмотрим на Константина Викторовича. События в сквере. Он позиционировал себя как борец за правду, что он с людьми и против власти. И в результате что? Кого-то привлекают к административной ответственности, кого-то к уголовной, а Киселев получает подряды на экзитполы при проведении опроса. Какая же это оппозиция?

Константин полтора года мне говорил: «Саша, надо усиливать роль комиссий и их председателей». А сейчас, получается, с его же подачи работу комиссий нивелировали, а все будут решать спикер и вице-спикер.

Почему была идея усилить комиссии? Как показывает практика, в первый год работы Думы все депутаты активничают, потом постепенно все сходит на нет, и кворум не собрать. Я внес предложение: давайте сделаем кворум три человека (их мы всегда соберем), именно для срочности. Абсолютно нормальное предложение. Киселев говорил: «Да, хорошо, ты вообще правильно все говоришь, надо усиливать роль комиссий…». И тут вот такое. Оппозиционер и либерал Киселев снова льет воду на мельницу партии власти, активно уничтожает демократию!

Я еще раз повторюсь, Игорь Валерьевич у нас очень хороший парень. Но периодически попадает под влияние некоторых людей. Киселев — человек с юридическим образованием, кандидат философских наук. Говорить-то он может очень хорошо. Меня он не заболтает, а Игорю «присел на уши». Видимо, надавил на какие-то черты в характере человека, и Игорь это проглотил.

— Иными словами, был кулуарный момент в продавливании этого решения?

— Безусловно. На самом деле они собирались вечером 10 февраля, хотя этот факт Володин и отрицает. Все это решали, сговаривались, люди из кабинета выходили. Киселев и еще некоторые.

Про отношения с мэрией и общественностью

— Как можете охарактеризовать взаимоотношения гордумы с муниципальной властью? У многих впечатление, что депутатское сообщество доказывает администрации «право на существование» и «право на позицию» — так ли это?

— Исполнительная и представительная власть должны не воевать, а сотрудничать друг с другом! Конечно, противоречия возникали и будут возникать, но они не должны быть антагонистическими.

Как администрация должна прислушиваться к мнению депутатов, так и Дума должна слушать аргументы мэрии. Не надо думать, что все чиновники враги и бездари. Большинство из них имеют профильное образование и многолетний стаж работы в своем направлении. В то же время некоторые народные избранники не имеют ни должной квалификации, ни опыта трудовой деятельности в вопросах, по которым они затевают конфликт. Подобные ситуации, порой возникающие на пустом месте, часто приводят к ненужному затягиванию жизненно важных для города вопросов.

Последний наглядный пример — это ситуация с принятием бюджета на 2020 год. В данном случае в затягивании процесса виноваты обе ветви власти. Надо сделать из этого соответствующие выводы и не допускать подобного в будущем! Мэрии прислушиваться к разумным просьбам депутатов, а депутатам тоже четко усвоить, что бюджет не бездонный и на всякую ерунду тратить деньги — это преступно!

— Много споров идет вокруг темы благоустройства. Как оцениваете последние проекты благоустройства? Нужны городу новые парки или нужнее знаковые объекты наподобие новой филармонии?

— Скверы и зеленые зоны однозначно должны быть. Но не в том виде, в каком они есть. Когда я выступал против парков и скверов, речь шла не о том, что они не нужны, а о неразумных тратах из городского бюджета на благоустройство (в том числе и на увеличение расходов на гранит) в ущерб более важным нуждам города (расселение из ветхого жилья, развитие отдаленных территорий, диагностика онкологии, нужды школ и детских садов).

Я за то, чтобы мэр больше работал с федеральной властью и получал гранты на экологию и благоустройство, одним нам это не потянуть. Набережную реки Исети сделали — хорошо ли, плохо, но не за деньги города. Вот, что главное. Парки в том виде, в котором они есть, — зачастую рассадники криминала. Я говорю только то, что знаю. Человек в первую очередь должен чувствовать себя там в безопасности. Необходим комплекс мер безопасности: полицейский патруль, тревожные кнопки, камеры видеонаблюдения, либо использовать опыт привлечения ЧОПов. Я всех депутатов специально вывозил в микрорайон «Солнечный», чтобы продемонстрировать, как можно и нужно организовывать общественное пространство.

Все общественные пространства должны быть в таком виде или хотя бы приближаться к данному стандарту. Тогда это будут настоящие парки. Если там растут больные деревья, то их надо вырубать и заменять. Это целая наука. А люди, которые из себя изображают общественников и что-то отстаивают, зачастую не понимая сути вопроса, часто пытаются просто попасть в повестку. Среди них есть и невменяемые. Сохранение экологии, безусловно, приоритетная задача. Но надо делать все с умом.

— Хорошо, тогда как выстраивать диалог с общественностью, как учитывать мнение людей, какие нужны механизмы?

— А как раньше было? В советское время журналистика действительно была влиятельной. Если приходило письмо, его могли не публиковать, но существовала такая форма работы, как журналистское расследование. Были органы партийного контроля, которые свою функцию выполняли. Сейчас это ложится на плечи депутатов. А что вам еще нужно? Есть избранный от народа депутат. Он просто должен больше работать в округе, понимать, чем люди дышат, знать их проблемы и транслировать их в Думе. Кроме того, в Екатеринбурге создана Общественная палата. Я бы очень хотел, чтобы она работала нормально. Не деструктивно, не лезла в каждую дыру, но вовремя доносила мнение до Думы и до исполнительной власти.

Референдум. Пожалуйста, я не против референдумов, как некоторые пишут. Я против траты 100 миллионов рублей, которые хотели израсходовать за счет городского бюджета без видимой на то необходимости.

Нет проблемы диалога с общественностью. То, что Игорь Валерьевич у нас пытается дополнительно создавать какие-то молодежные палаты, сообщество предпринимателей, общественные советы, — это лишнее.

Про переезд в ЦУМ

— Вы один из убежденных противников переезда Думы в помещения ЦУМа. Кому и зачем это надо, почему ехать туда не следует?

— Во-первых, я считаю, что эти помещения неравноценно приобрели, отдав взамен муниципальные помещения на первых этажах. Но это тема отдельного разговора, я жду, когда у меня будут все материалы и расчеты.

Во-вторых, у нас есть существующие помещения Думы. Зачем из них переезжать? Они в нормальном состоянии. Меня все устраивает, сидим, работаем. Самое интересное, что у нас депутаты-то сейчас в Думе не появляются. Приходят на комиссии, и то не всегда. Для чего тратить деньги? И чего ради у нас депутаты должны сидеть в хороших условиях? Народ живет в плохих условиях, а мы тут потратим деньги и будем сидеть королями.

— То есть это реальная позиция, а не для «красного словца» заявления?

— Это реальная позиция. И это моя позиция. Я выдвинул конспирологическую теорию про Владимира Георгиевича Тунгусова. Он же очень умный человек. Я его знаю с 90-х годов. Полагаю, что посыл на изоляцию Думы — его идея. Сейчас Дума находится на своем историческом месте над администрацией, все об этом знают, люди приходят, контакт с чиновниками и с народом у депутатов есть. А там она будет сидеть изолированно. Для чего все это?

Я против. Категорически против. Повторюсь: это не для «красного словца», я буду отстаивать свою позицию. Мы не заслужили этих помещений.

Про проблемы района и «депутатский миллион»

— Как вы оцениваете ситуацию в Железнодорожном районе? Как депутат и как руководитель РЭМП «Железнодорожного района», какое участие принимаете в его жизни?

— Задача депутата не просто кричать и критиковать исполнительную власть — это ведь тоже надо делать с умом, предлагая альтернативу. Железнодорожный район уникален в том плане, что тут присутствует «государство в государстве» — Свердловская железная дорога. Это свершившийся факт, и с этим надо считаться. Тут надо не только с администрацией города и района сотрудничать, но приходится еще вплотную общаться с железной дорогой.

Меня уверяют, что взаимоотношения Администрации и ЖД сейчас наладились. СвЖД возглавил парень с редкой фамилией Колесников, зовут его Иван. Что можно сделать? В первую очередь это транспортная проблема. Мы ее обсуждали, и она потихонечку двигается. В случае с ЖД многие вещи надо согласовывать в Москве. В частности, меня волнует развязка у вокзала. ЖД говорит: там все нормально, транссибовский мост, две линии, его хватит. Я говорю: ты с чего решил, что его хватит? А если завтра война и тебе надо будет грузы гонять? Ты же должен его развивать, расширять. Либо в сторону Космонавтов, либо в сторону Челюскинцев.

Вторая проблема — это Горнозаводской микрорайон, где остались трущобы и хибары. Людям надо дать нормальное жилье. Потихоньку двигаемся двумя направлениями. Первое — через РЗТ — застройщиков заставляем расселять, второе — признаем жилье ветхим, сносим и даем людям нормальные квартиры.

Кроме этих вопросов в Железнодорожном районе, впрочем, как и во всем городе, остро стоит проблема размещения детских клубов.

Сегодня многие идеи и проекты по дополнительному образованию реализовать не представляется возможным из-за отсутствия помещений, отвечающих требованиям к образовательному учреждению. 88% клубов расположены в жилых домах 60-70-х годов постройки на первых и цокольных этажах и во встроенно-пристроенных помещениях.

Поэтому на Старой Сортировке спортивные секции, объединения патриотического воспитания, а также многофункциональный зал для хореографии, уличных танцев можно разместить в помещениях спортивно-оздоровительного комплекса «Дельфин». На территории микрорайона Центральный можно задействовать помещения бывшего клуба завода «Уралтрансмаш».

— Что скажете насчет практики «депутатского миллиона» — это реальный инструмент, на что вы считаете наилучшим его направить?

— Давайте мы не будем такое выражение использовать. Это Игорь Валерьевич Володин говорит про «депутатский миллион», но нет такого понятия, у депутатов нет этих миллионов. На самом деле это деньги не депутатов, это деньги бюджета, а депутат может порекомендовать, куда их лучше направить.

Пиариться на этой теме, наверное, некрасиво. Администрация сделала по твоей просьбе, а ты пишешь — я сделал. Ну что это такое? В руках мы их не держим. На те деньги, что выделяли, я в школах сделал ремонт. Привлек своих людей, и по согласованию с директорами провели работы.

Но ходить и постоянно просить из бюджета эти дополнительные средства, на мой взгляд, неверный подход. Большую часть этих денег, как правило, планируется потратить на ремонты школ, больниц, детских садов и детских клубов. Зачем дополнительно изыскивать эти деньги в бюджете, если их можно взять по статье расходов на ненужный переезд Думы в новые помещения?

— А с какими проблемами к вам идут люди, избиратели?

— Очень много общаюсь с людьми. Обращения все стандартны. Очень много просьб от инвалидов. Причем такого плана: инвалид-колясочник, нужен пандус, на чьи деньги делать? Но, к сожалению, мы не всегда можем изменить среду. Дело в том, что многоквартирные дома старой постройки просто не предполагают наличия приспособлений (поручней, пандусов) для инвалидов. И в некоторых случаях установить такой пандус просто невозможно с технической точки зрения. Есть программа на федеральном уровне по помощи инвалидам. Я очень хочу, чтобы эти деньги зашли в наш регион. И если инвалид живет на втором этаже и туда пандус не сделать, мы могли бы ему купить жилье в одном из новых домов, где это изначально проектом предусмотрено.

Много вопросов по ветхому жилью, по участникам боевых действий, которые не признаны таковыми. Например, в Нагорном Карабахе.

Про личное

— Вас считают бескомпромиссным человеком, а какой вы руководитель, какой человек вне публичной деятельности? Например, какое у вас хобби?

— Я плохой руководитель на самом деле (смеется). Не мне себя оценивать на самом деле. Вы спросили у меня про хобби. Какое хобби может быть у человека, который приходит на работу в 9 утра, а уходит зачастую в 3 ночи? Но я не трудоголик, я лентяй сам по себе, но жизнь меня заставляет работать.

Много времени приходится уделять изучению нормативно-правовых актов: документы Думы надо читать, изучать, я готовлюсь к заседаниям, в отличие от многих депутатов. Кроме того, законодательство в жилищно-коммунальной сфере меняется каждые «15 секунд». Обновления, обновления, обновления. Я должен о них иметь представление, так как я руководитель.

Хобби — это чтение исторической литературы. И спортзал, потому что надо как-то снимать стресс. Когда-то занимался айкидо. Кстати, подвиг меня в свое время на это Игорь Валерьевич Володин. У Игоря второй дан, у меня третий.

Я не бескомпромиссный, надо договариваться, я против войны. То, что я говорю в Думе, я говорю не для журналистов. Но я настаиваю, чтобы журналисты присутствовали именно в зале заседаний. Потому что жест, мимика, выражение лица — все это дополняет и объясняет реплику.

— В следующем году будут выборы в Заксобрание области — вы хотите в них участвовать? И что думаете по поводу тех депутатов гордумы, что работают первый срок, а уже хотят на региональный уровень?

— Эта теория интересная, но она ко мне не подходит. Во-первых, я неамбициозен, несмотря на свои высказывания. У меня в детстве была мечта, чтобы работа была рядом с домом. Она осуществилась, и сейчас живу через дорогу. В 50 лет нужно, чтобы твои мечты уже начали сбываться (смеется). И в Думу я пошел для решения вопросов в сфере ЖКХ, хотя бы на уровне города.

Я пришел для решения конкретных проблем, это для меня не стартовая площадка. В область я никогда не хотел и не хочу. В молодости да, думал, может быть, пойти в Госдуму, решать какие-то вопросы. Но нет — я человек городской.

Беседовал Александр Родионов

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Июль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Контакты