Выборы в Свердловской области: репетиция будущего или повторение пройденного?

В Свердловской области, как и в других регионах, прошли выборы, состоявшиеся в единый день голосования. Нынешнюю кампанию часто называют репетицией больших федеральных выборов 2021 года. Но для Урала это пока не так — федеральные тренды пока не сильно повлияли на исход нынешних выборов.

Фото с официального сайта Избирательной комиссии Свердловской области
Фото с официального сайта Избирательной комиссии Свердловской области

Впрочем, отчасти состоявшиеся выборы действительно можно считать репетицией — в силу того, что 8 сентября 2019 года свердловчане избрали депутатов и Госдумы (по Серовскому округу), и областного Заксобрания (по Орджоникидзевскому округу). В 2021 году выборы в Госдуму и региональный парламент тоже пройдут одновременно.

Выборы по старому сценарию

Особой интриги или накала страстей от свердловских выборов никто не ждал: в обоих случаях депутатов избирают всего на два года, и это вряд ли могло заинтересовать претендентов с серьезными политическими амбициями. Поэтому интрига была лишь на стадии выдвижения кандидатов: рискнет кто-нибудь бросить вызов представителям «Единой России»? Обсуждалась возможность участия в выборах федеральных политиков или экс-мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана. Но этого не случилось.

Так что первая особенность выборов, о которой можно сказать — это отсутствие реальной конкуренции. Наиболее ясно это было видно по кампании в Серовском округе, где против Антона Шипулина не выдвинулось сколько-нибудь узнаваемых и популярных политиков. Самыми серьезными конкурентами биатлониста были фельдшер Алексей Коровкин (СР) и депутат качканарской думы Габбас Даутов (КПРФ). В итоге Коровкин занял по округу второе место, а Даутов стал третьим, зато победил в родном Качканаре.

В Орджоникидзевском округе Екатеринбурга у единоросса Владимира Смирнова было четыре конкурента, самым статусным и известным из которых был бывший депутат городской думы Дмитрий Головин, выдвинутый «Яблоком». Но и он составить серьезную конкуренцию Смирнову не смог, набрав в три раза меньше голосов.

Вторая особенность, которую можно отметить — это сохранение приверженности партийным брендам, в том числе бренду «Единой России». В отличие от многих других регионов, в Свердловской области решили не прибегать к технологии самовыдвижения: все кандидаты шли от партий, ни одного самовыдвиженца в выборах вообще не участвовало. В результате победителями стали представители ЕР, но кандидаты от других партий, даже не известные широкой общественности, получили неплохие результаты.

Третья очевидная особенность — это низкая явка. Если в Серовском округе она составила 24,8%, то в Екатеринбурге она оказалась на уровне всего 13%, что показывает практически полное отсутствие интереса к выборам.

Причин у столь низкой явки может быть несколько. Во-первых, это уже упомянутое отсутствие интриги и конкуренции: выборы электорату были попросту неинтересны. Во-вторых, мог сказаться рост недовольства населения — люди предпочитают протестовать ногами, игнорируя избирательные участки. Наконец, в низкой явке могла быть заинтересована и сама власть, которая в этот раз не предпринимала особых усилий для привлечения избирателей на выборы. Не секрет, что при низкой явке проще добиться победы административно поддержанных кандидатов.

Учитывая все эти особенности, можно сказать, что выборы в Свердловской области прошли по инерционному сценарию, во вполне комфортной обстановке для власти. Урал на сей раз оказался зоной электорального спокойствия, а хоть какой-то интерес к выборам привлекала лишь фамилия Антона Шипулина.

Такая ситуация, конечно, была удобна для власти, но она вместе с тем таит в себе ловушку. Руководители, отвечающие за политические процессы в регионе, могут впасть в самоуспокоение и начать строить сценарии на 2021 год исходя из результатов 2019 года. Это, само собой, будет большой ошибкой.

Факторы успеха

Чтобы победить на выборах 2019 года в Свердловской области, не нужно было прилагать больших усилий. Всё решал доступ к административному и финансовому ресурсу.

Так, у Антона Шипулина не было ни собственных денег на выборы, ни высоких должностей. Но его охотно поддержали представители областной власти и дружественного ей крупного бизнеса. Все остальное было делом техники. И даже когда Шипулин допустил серьезную ошибку, не указав иностранные финансовые инструменты, ему легко это простили и не стали снимать с выборов.

Наличие такого ресурса при отсутствии реальных конкурентов позволило Шипулину относительно легко победить, используя исключительно свою известность как спортсмена.

В Орджоникидзевском округе ситуация была иной. Здесь кандидат Смирнов имел и собственный финансовый ресурс (всю кампанию он провел исключительно на личные деньги), и административный статус как депутат городской думы. Он достаточно легко мобилизовал свой лояльный электорат, и восьми с половиной тысяч голосов хватило ему для победы. Перебить ресурс Смирнова можно было только очень затратной и сверхактивной кампанией, но желающих пойти на это не нашлось.

Есть большие сомнения, что в 2021 году такой рецепт успеха еще будет работать. Интерес к выборам через два года будет колоссальным, а ставки намного выше. Опыт выборов в Мосгордуму показывает, что административных и финансовых ресурсов может оказаться недостаточно для победы.

Кроме денег, административной мобилизации и тотальной зачистки конкурентов власти нужно будет искать новый язык для разговора с электоратом. Попытки найти такой язык можно было увидеть в этом году в других регионах, в том числе там, где прошли губернаторские выборы. И кое-где эти попытки были успешными (но не отменяли ни административного ресурса, ни «зачистки»). Тренд на непосредственный диалог с людьми, в том числе через социальные сети, демонстрация открытости и даже откровенности — всё это будет диктовать политическую моду в ближайшие годы. Свердловская область на себе этого пока в полной мере не почувствовала.

Ошибки и уроки

Говорить об ошибках, которые допустили кандидаты, проигравшие выборы, было бы не совсем правильно — поскольку никто из них не рассматривался как реальный претендент на победу.

Упрекнуть кандидатов от «оппозиции» можно в том же, в чем и победителей — в приверженности старым шаблонам и технологиям, которые работали в прошлые годы, но которые могут оказаться неактуальными в 2021 году.

На примере Москвы мы видим, что даже малоизвестные кандидаты, не обладающие серьезным ресурсом, имеют шансы на победу. Да, для этого должно сойтись много факторов: сильная протестная повестка, собственная организационная работа и/или поддержка популярных в округе (и не только в округе) фигур. Разумеется, в компактном городе такую кампанию провести куда проще, чем в огромном округе, состоящем из отдаленных сельских территорий. Но даже такой округ можно покорить, если начать работать в нем сильно заранее.

Отсюда следует еще один урок, который, впрочем, актуален на всех выборах всегда и везде. К кампании действительно надо начинать готовиться задолго до объявления выборов, особенно если понимаешь, что у тебя не хватит ресурсов на мощную дорогостоящую агитацию за два-три месяца до дня голосования.

Если же пытаться сформулировать урок для власти, то можно посоветовать ей не надеяться на старые рецепты и чутко относиться к настроениям общества. Не имитировать диалог, а реально вступать в него. Не «сушить явку», а делать так, чтобы явка работала на пользу.

В Свердловской области усвоить эти уроки будет сложнее, ведь высок риск поддаться иллюзии, что ничего не поменялось, и что рецепты пятилетней давности до сих пор работают. Тем сильнее может оказаться разочарование в 2021 году.

Алексей Шабуров

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Ноябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Контакты