Итоги протестов в Екатеринбурге: кто выиграл и кто проиграл

Протесты против строительства храма святой Екатерины в сквере у Драмтеатра закончились результативно. Из сквера вывезли строительную технику, начался демонтаж забора. История, впрочем, продолжается. Сейчас начнется обсуждение альтернативных площадок для храма, будут проходить опросы населения, новые дискуссии и споры. А самое главное, начнется «разбор»: кто как проявил себя за эту протестную неделю.

Итоги протестов в Екатеринбурге: кто выиграл и кто проиграл

Мы решили суммировать события прошедших дней и посмотреть, как вели себя основные политические игроки и с чем они из этого конфликта вышли.

Евгений Куйвашев

Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев с самого начала поддерживал проект строительства храма святой Екатерины — сперва на пруду, а потом и в сквере у Драмтеатра. В первый день протестов областные власти никак не отреагировали на происходящее. Только на следующий день, когда в сквере уже прошли первые столкновения, губернатор выступил с обращением и позвал «парламентеров» с обеих сторон на встречу в свою резиденцию. Встреча прошла безрезультатно: протестующих предупредили, что полиция будет действовать жестко. Вице-губернатор Сергей Бидонько заявил, что вопрос о переносе места строительства не обсуждается.

На следующий день одну из участниц встречи — создательницу сообщества «Парки и скверы Екатеринбурга» Анну Балтину — забрали в полицию. Ей грозит суд за организацию несанкционированной акции. Это стало поводом для претензий к губернатору: визит силовиков к Балтиной связали с ее участием во встрече.

После этого Куйвашев несколько дней не комментировал происходящее. Следующее заявление он сделал лишь в субботу, уже после того как президент Владимир Путин предложил провести в Екатеринбурге опрос горожан. Куйвашев пообещал, что в понедельник он предложит несколько альтернативных площадок для строительства храма. Но этого не произошло: в понедельник губернатор никаких вариантов так и не предложил.

Александр Высокинский

Глава Екатеринбурга Александр Высокинский формально не был инициатором строительства храма, и с политической точки зрения это совсем не его проект. Однако администрация города выполнила все необходимые для начала строительства процедуры: провела общественные обсуждения, утвердила поправки в правила землепользования и застройки. К моменту начала строительства возможности мэрии повлиять на судьбу проекта были исчерпаны.

Вероятно, именно поэтому в первые дни протеста Александр Высокинский не выходил к участникам стихийной акции — решить он всё равно ничего уже не мог. Правда, именно он первым озвучил идею дать что-то горожанам взамен: построить вместо сквера у Драмтеатра новый сквер в другом месте. На какое-то время властям показалось, что этого будет достаточно для урегулирования конфликта.

С четверга, когда президент Владимир Путин публично прокомментировал ситуацию, именно Высокинский стал основным переговорщиком между властью и протестующими. Вечером в четверг он пришел в сквер, в пятницу провел брифинг для журналистов, в субботу встретился с некоторыми защитниками сквера. В понедельник администрация Екатеринбурга начала собирать предложения по альтернативным площадкам для строительства храма. И хотя Высокинский, наряду с губернатором, с первых же дней подвергался резкой критике со стороны протестующих, из всех представителей власти именно мэр в конце концов проявил наибольшую публичную активность и вышел из конфликта почти без потерь.

Полпредство

Полпредство президента должно следить за политическими процессами в регионе, улаживать конфликты и доносить информацию о происходящем в Москву. Полпред Николай Цуканов считается близким к РПЦ и лично патриарху Кириллу — логично предположить, что его симпатии также были на стороне застройщиков храма. Но публично полпредство сохраняло дистанцию и ситуацию по существу не комментировало.

Тем не менее в первый же день протеста в сквере у Драмтеатра были замечены сотрудники полпредства Борис Кириллов и Илья Горфинкель. Можно сказать, что они были первыми представителями органов госвласти, обратившими внимание на акцию. В последующие дни полпред Николай Цуканов встретился с губернатором Куйвашевым и главой Екатеринбурга Высокинским. Однако в официальных сообщениях об этих встречах тема сквера упомянута не была. В пятницу Цуканов встретился с гендиректором ВЦИОМ Валерием Федоровым — вероятно, обсуждался социологический опрос, который ВЦИОМ проводил в Екатеринбурге. Повлияли ли эти встречи на ход событий, мы не знаем. Полпредство предпочло сохранять тайну.

Городская дума

Городская дума Екатеринбурга изначально была на стороне застройщиков. Депутаты отклонили инициативу о проведении референдума по сохранению сквера, одобрили перевод участка сквера под религиозное назначение.

Когда начались протесты, депутаты словно растворились. Из 35 «народных избранников» в сквер пришел только Константин Киселев: он поддерживал протестующих, но поначалу пытался остановить тех, кто хотел сломать забор. Остальные депутаты проигнорировали главное политическое событие Екатеринбурга.

Городская дума подключилась к вопросу только неделю спустя, когда конфликт уже близился к концу. В гордуме прошла встреча с депутатами Госдумы, причем у публики она вызвала недоумение. В то время, когда исполнительная власть уже начала переговоры с протестующими, многие депутаты заняли воинственную позицию и говорили, что храм должен быть построен в сквере и только там.

Как итог — все чаще в городе звучит требование распустить думу. Соответствующую инициативу официально внесла фракция КПРФ. Депутаты, само собой, отказались самораспускаться.

Фонд святой Екатерины

Благотворительный фонд святой Екатерины был создан в конце 2017 года для продвижения проекта строительства собора. Среди его учредителей есть компании РМК и УГМК — основные спонсоры строительства.

В 2018 году бюджет фонда составил 120 миллионов рублей. Фонд провел ряд мероприятий, концертов, заказал соцопрос об отношении горожан к проекту храма. Опрос, прошедший в 2018 году, показал, что 41% екатеринбуржцев в целом положительно относится к идее строительства собора.

Уже в этом году фонд провел еще несколько акций, среди которых привлечение московских звезд к молебну за строительства собора, установка в городе гигантских куличей и яиц к Пасхе. Все это вызвало, мягко говоря, неоднозначную реакцию горожан. У многих создалось ощущение, что фонд целенаправленно разжигает конфликт и накаляет обстановку.

Когда начались протесты, фонд выступил с резким заявлением о том, что храм неизбежно будет построен в сквере. Это подлило масла в огонь. Уже на исходе протестов фонд провел в сквере две акции сторонников строительства: несколько сотен православных пели на Октябрьской площади песни в поддержку храма.

По опросам фонда «Социум», проведенным после начала протестов, на данный момент против строительства храма выступает 52% горожан (год назад их было лишь 25%). Получается, что все усилия фонда принесли прямо противоположный результат: чем больше акций проводил фонд, тем сильнее было раздражение екатеринбуржцев.

Игорь Алтушкин и РМК

Владелец РМК Игорь Алтушкин с первого же дня воспринимался как главный инициатор строительства храма и уничтожения сквера. Не последнюю роль в этом сыграло то обстоятельство, что первый временный забор охраняли сотрудники ЧОП «РМК-безопасность».

Вечером 13 мая 2019 года к протестующим, сломавшим забор, приехали бойцы Академии единоборств РМК во главе с Иваном Штырковым. В сквере начались первые столкновения, причем полиция не вмешивалась в происходящее. Можно утверждать, что решение привлечь бойцов к борьбе с протестующими стало одной из фатальных ошибок для РМК. Оно только разозлило горожан и сразу же выставило застройщиков в негативном свете. Кадры с бойцами, атакующими участников акции, облетели всю страну и сформировали отрицательный образ сторонников строительства храма.

Затем Игорь Алтушкин стал героем ролика, снятого Алексеем Навальным. В нем, в числе прочего, говорилось о лондонской недвижимости его семьи. Смысл видео сводился к тому, что в Лондоне Алтушкин не мог бы повести себя так, как повел в Екатеринбурге, и что он относится к россиянам как к холопам.

В целом именно Алтушкин в политическом и информационном плане понес наибольшие публичные потери от произошедших событий.

РПЦ

На второй день протестов Екатеринбургская епархия РПЦ сделала заявление о том, что храм будет построен в сквере и нигде иначе. В тот же день епархия собиралась провести в сквере массовый молебен. Правда, спустя несколько часов молебен отменили.

Главным публичным лицом епархии в эти дни стал протоиерей Максим Миняйло — глава отдела по взаимодействию со СМИ, старший священник Храма-на-Крови. Он участвовал во встрече с губернатором, а затем каждый день выходил в сквер к протестующим. Многие участники акции хвалили протоиерея за готовность к спокойному общению — хотя, конечно, не соглашались с его доводами.

Что касается митрополита Кирилла, то он выступил с публичным заявлением только в субботу. Он назвал происходящие события «праведным судом» для самих православных. Два дня спустя он призвал застройщиков убрать забор из сквера.

Епархию также можно отнести к числу проигравших. С точки зрения защитников сквера, она несет ответственность за попытку застройки в этом месте, а с точки зрения православных активистов, она уже в третий раз не смогла отстоять храм.

СМИ

Роль СМИ в истории с екатеринбургскими протестами огромна. Крупные городские издания круглосуточно освещали конфликт, способствовали его выходу на федеральный уровень. Недостатка в информации о происходящем уж точно не было.

Но стоит заметить, что СМИ оказались не только наблюдателями происходящих процессов, но и их активными участниками. Некоторые издания открыто или косвенно поддержали протест, некоторые были против него и поддерживали строительство храма. По большому счету, через местное медиасообщество прошел тот же разлом, что и через всё сообщество горожан.

Так или иначе, екатеринбургские СМИ подтвердили свою способность влиять на политические события. А вот какие последствия для них это повлечет, говорить пока рано.

Силовики

Силовые структуры подвергались резкой критике на протяжении первых дней протеста. В понедельник — за то, что не вмешивались в происходящее и не остановили бойцов РМК. Во вторник и среду — за жесткие задержания, за силовое выдавливание людей из сквера. В четверг полиция установила вокруг Октябрьской площади забор и начала досматривать всех входящих. За первые дни протестов было задержано несколько десятков человек, многие из них были арестованы.

Но зная, как ведут себя силовики по отношению к протестующим в других городах, можно сказать, что в Екатеринбурге всё прошло относительно мягко. Можно представить сценарии, при которых Росгвардия разгоняла бы и задерживала всех еще на подходах к скверу. В Екатеринбурге силовики позволяли людям собираться и находиться в сквере, хоть и жестко реагировали на любые попытки эскалации. Да, сразу нескольким задержанным потребовалась медицинская помощь, эти случаи надо проверять и о них надо говорить. Но в целом нужно признать, что полиция и Росгвардия вели себя достаточно адекватно. Можно предположить, что команды на полную силовую зачистку им так и не поступило, но это уже домыслы. Сейчас остается лишь надеяться, что силовики также воздержатся от дальнейшего преследования участников акций.

***
Хочется верить, что каждый участник произошедших событий в Екатеринбурге извлечет для себя какой-то урок. Конфликт вокруг сквера забудется нескоро и еще долго будет влиять на местную политику.

«Политсовет»

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Контакты