Как американские санкции изменят расклад сил в российской политике

США ввели санкции против российских чиновников и бизнесменов. Сказано уже много слов о том, как это повлияет на бизнес и экономику, немало говорит и о том, как это отразится на внешней политике. Но есть и еще один момент, связанный с влиянием нынешних санкций на внутриполитические расклады — момент, который прошел почти незамеченным.

Как американские санкции изменят расклад сил в российской политике

Чтобы разобраться в этом, нужно обратить внимание не на сам санкционный список, а на его обоснование, опубликованное на сайте Департамента казначейства США. В частности, интересен раздел, посвященный миллиардеру Виктору Вексельбергу.

«Виктор Вексельберг включен в список за работу в энергетическом секторе российской экономики. Вексельберг является основателем и председателем совета директоров группы «Ренова». Группа «Ренова» включает в себя управляющие компании и инвестиционные фонды в различных отраслях экономики, включая энергетику. В 2016 году российские правоохранительные органы провели обыски в офисах «Реновы» и арестовали двух соратников Вексельберга, включая управляющего директора и другого топ-менеджера, за подкуп чиновников, связанных с энергетическими проектами», — поясняют в американском казначействе.

Особого внимания заслуживает последнее предложение в этом коротком куске текста. Речь идет об уголовном деле, по которому в 2016 году были задержаны топ-менеджеры «Реновы» Евгений Ольховик и Борис Вайнзихер. Их обвиняют в даче взяток руководителям республики Коми.

Получается, что американцы при введении санкций учитывают уголовное дело, возбужденное российскими силовиками, причем не против самого Вексельберга, а против его соратников. Приговор по этому делу еще не вынесен (даже нет гарантий, что оно не развалится до суда), но свою роль в судьбе Вексельберга оно уже сыграло.

Поразителен сам факт того, что власти США доверяют российскому следствию и считают обвинение во взяточничестве важным обстоятельством при введении санкций. Такого доверия к собственным силовикам нет, кажется, даже внутри России.

Когда речь заходит о делах, подобных «делу Коми», мы привыкли считать, что силовики в таких случаях действуют в интересах тех или иных элитных групп. Уголовное дело — это элемент передела собственности и бизнес-разборок между различными кланами. Про дело против топ-менеджеров «Реновы» принято говорить, что оно стало результатом борьбы за сферы влияния в Коми.

Но теперь такие разборки перестают быть внутренним делом олигархических кланов. Как выясняется, любое обвинение — даже не против олигарха, а только против его соратников — может стать поводом для введения международных санкций. Ставки многократно повышаются, привычный элемент внутривидовой борьбы превращается в мощнейшее оружие. Уголовное дело теперь может привести не только к отъему куска собственности, но и к санкциям, способным подкосить весь бизнес олигарха.

Сами того не ведая, американцы резко повысили статус и могущество силовиков (которые и без того стали главными действующими лицами российской экономики и политики). Цена любого уголовного дела многократно возрастает. Это не может не изменить внутриполитических раскладов в стране.

Теперь есть два варианта дальнейшего развития событий.

Первый: поняв и оценив последствия своих действий, силовики могут запросить от бизнеса еще больше ресурсов в обмен на свою благосклонность. Расценки на возбуждение и закрытие дел, если таковые существуют, поднимутся. Дружба с силовиками, и без того необходимая каждому бизнесмену, станет совсем уже критически важной. Экономическая — а значит, и политическая — роль силового блока возрастет еще больше.

Второй вариант более оптимистичен для бизнеса. Поняв, что уголовное преследование может подвести крупный бизнес под санкции, руководство страны может дать силовикам команду воздержаться от возбуждения подобных дел. Правда, отказаться от такого инструмента теперь будет уже непросто, поскольку силовое давление стало неотъемлемой частью бизнес-процессов и политической борьбы в России. Но если такая команда все же последует, то она может сделать для улучшения делового климата больше, чем любое послание президента.

Другими словами, либо силовики усилят давление на бизнес, либо же политическое руководство страны, напротив, ограничит их власть, чтобы лишний раз не подставлять олигархов под санкции. Решение за Кремлем.

«Политсовет»

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 

Контакты