Каким будет новое правительство России

Главное событие в политической жизни России в 2018 году произойдет вовсе не 18 марта, когда состоятся выборы президента. Похоже, выборы не считают чем-то важным даже участвующие в них кандидаты. Куда важнее то, что будет происходить после 7 мая 2018 года — вслед за инаугурацией вновь избранного президента.

Каким будет новое правительство России
Фотография с официального сайта правительства РФ

По конституции сразу после инаугурации прежнее правительство уходит в отставку, и президент приступает к формированию нового. Сначала он вносит в Госдуму на утверждение кандидатуру председателя правительства, а затем уже вместе с премьером утверждает новых министров.

Несмотря на то, что правительство России принято считать техническим органом, именно вокруг министерских постов развернется главная политическая борьба на ближайшие месяцы. И именно от исхода этой не видимой глазу борьбы (а вовсе не исхода выборов) будет зависеть ближайшее будущее России.

Гадать, кто именно войдет в новое правительство, смысла нет — скорее всего, этого пока не знает никто. Но можно попытаться понять общие принципы, на которых будет сформирован новый кабинет министров.

Понижение Медведева

Судя по всему, главой правительства все-таки останется Дмитрий Медведев. Во всяком случае, таково общее убеждение элиты. Никакой видимой борьбы за премьерский пост не ведется: никаких альтернативный кандидатур нет, а публичные атаки на Медведева вроде бы прекратились.

Разумеется, президент Путин имеет полное право сделать какой-то неожиданных ход и назначить главой правительства совершенно новую фигуру. Но в последнее время такие кадровые ходы случаются все реже и реже, так что учитывать их при прогнозировании смысла нет.

Но в любом случае — даже если Медведев останется премьером, это будет уже не совсем тот Медведев, что стал премьером в 2012 году. Тогда он перешел в правительство с поста президента, у него был совсем другой аппаратный вес и другой публичный имидж. За шесть лет он окончательно лишился политической субъектности.

Если шесть лет назад Медведев мог считать, что стал премьером благодаря своему президентскому прошлому, благодаря какому-никакому рейтингу и статусу, то теперь его назначение будет зависеть лишь от воли Путина, и ни от чего больше. Переназначение Медведева на второй премьерский срок, как это ни странно, будет для него символическим понижением — отражающем, впрочем, реальную роль премьера в политической жизни страны.

Коалиция под вопросом

В России нет понятия коалиционного правительства — такие правительства характерны для парламентских систем, где кабинет министров назначается парламентом. И когда для формирования парламентского большинства нужен союз нескольких партий, эти партии делят между собой министерские посты. Коалиции могут быть довольно причудливыми и противоречивыми: министрами могут оказаться люди противоположных политических убеждений.

В РФ, казалось бы, такое невозможно. Правительство формируется исключительно президентом, а потому он может подобрать команду министров-единомышленников, близких как по убеждениям, так и по стилю работы.

Однако если мы посмотрим на правительство России образца 2012-2018 годов, то оно будет очень похоже на коалиционное. В самом деле, когда в одном кабинете работают такие очень разные персоны как Аркадий Дворкович и Дмитрий Рогозин, Михаил Абызов и Ольга Васильева — это сильно напоминает классические коалиционные правительства, в которые попали представители разных политических партий.

Само собой, никаких реальных политических партий в России нет, но есть различные группы влияния и кланы, между которыми шесть лет назад была достигнута некая договоренность о формировании правительства, куда вошли представители различных групп.

В отличие от европейских коалиций, базирующихся на четко прописанных условиях договора между партиями, российская коалиция основана на договоренности виртуальной, о содержании которой мы можем только догадываться.

В 2018 году эти договоренности будут пересмотрены, а коалиция образца 2012 года прекратит существование. Новая коалиция, если она появится, должна будет отражать в первую очередь расклад сил в окружении президента Путина — именно ему предстоит выступить гарантом новых договоренностей.

Какой бы ни была коалиция, она вряд ли приведет к формированию дееспособного и эффективного правительства, работающего как единая команда. Такое правительство было бы не выгодно президенту — он привык играть на противоречиях между министрами. Последнее слово в спорах и конфликтах всегда должно оставаться за ним.

Министры политические и неполитические

Говоря о судьбе конкретных членов правительства, следует разделить всех министров на политических и неполитических.

Политические — это те, чье пребывание на своем посту несет некий политический смысл, даже если не приносит пользу стране. Типичный пример — Дмитрий Рогозин. Его работа как куратора оборонной промышленности вызывает массу критики, однако Рогозин ценен не как работник, а как выразитель совершенно понятных политических взглядов. Он выступает образцом «ястреба» и служит олицетворением ура-патриотического уклона в элите.

Точно так же вице-премьер Аркадий Дворкович служит символом «медведевского либерализма», даже если никаких особых результатов в плане либерализации его работа не дала. То же самое можно сказать и про министра Михаила Абызова — не имея реальных полномочий, он все шесть лет пробыл символом «медведевского наследия».

Особенность политических министров в том, что их отставка может быть только политическим событием. Например, убрать Рогозина было бы рациональным шагом, но его увольнение могло бы быть расценено как отказ от «патриотического уклона». То же самое можно сказать и про министра культуры Владимира Мединского.

Поэтому отставка политического министра должна пройти так, чтобы не восприниматься как ступка или поражение. Такой министр может быть заменен на кого-то еще более политического (как, например, детского омбудсмена Павла Астахова в свое время сменила жена священника Анна Кузнецова).

Вместе с тем в правительстве работает и немало неполитических министров — министр природы ресурсов Донской, министр труда Топилин, министр энергетики Новак и друге. Каждый из них может обладать серьезными ресурсами и распоряжаться немалыми бюджетами, но при этом не нести никакого политического смысла. Отставка таких министров не будет рассматриваться как политический сигнал. Их гораздо проще уволить, ни их место гораздо больше претендентов, а потому именно они будут главными кандидатами на выбывание.

Поэтому при формировании нового правительства может возникнуть парадоксальная ситуация: те министры, кто подвергался большей критике и всегда был на слуху, могут сохранить свои посты по сугубо политическим соображениям — либо же их заменят на еще более спорных фигур. А те, кто тихо и незаметно проработал все шесть лет, рискуют лишиться министерских постов в первую очередь. Если же говорить в целом, правительство даже при заметной ротации членов практически обречено сохранить все те внутренние недостатки и изъяны, характерные для него в последние шесть лет.

Алексей Шабуров

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 

Контакты