Выборы: уроки Костромы

Демократическая коалиция не смогла победить на выборах в единственном регионе, где ее допустили до участия в кампании — в Костромской области. Участие коалиции в этих выборах сопровождалось непрекращающейся дискуссией о том, стоит ли вообще оппонентам нынешней власти идти на выборы в современной России. Очевидно, что проигрыш ПАРНАСа (по спискам которого шла коалиция) даст этой дискуссии новый виток, и у сторонников неучастия теперь будет больше аргументов.

Выборы: уроки Костромы
Фотография из твиттера Алексея Навального

Как бы то ни было, пока можно зафиксировать следующее: после обработки более чем половины бюллетеней ПАРНАС набрал в Костроме около 2% голосов. В течение ближайших часов этот результат может чуть улучшиться, но принципиально уже не изменится: пятипроцентный барьер партия совершенно точно не пройдет. Более того, нужных 5% ПАРНАС, по-видимому, не набирает даже в Костроме — хотя именно на городской электорат делают ставку оппоненты власти.

Результаты костромских выборов не были бы интересны сами по себе, если бы многие не воспринимали эту кампанию как репетицию выборов в Госдуму. Вот он — среднестатистический российский регион, и именно здесь можно было на практике обкатать и проверить различные технологии и методы борьбы. Результат этой обкатки описан выше и зафиксирован в протоколах избиркомов, но что он говорит нам в свете будущих думских выборов? Предварительно можно говорить как минимум о нескольких уроках костромской кампании.

Урок 1. Выиграть в игре, правила которой устанавливает и меняет по своему усмотрению твой соперник, невозможно

Власть по каким-то причинам захотела допустить ПАРНАС до выборов в Костроме, но не допустила в других регионах. Сам этот факт — допуск до выборов произошел после указания замглавы президентской администрации Вячеслава Володина — говорит о том, что власть полностью контролирует политическое поле. Вступая с ней в игру, мы заранее соглашаемся играть по чужим и невыгодным для нас правилам. Победить в этой ситуации невозможно, и это было понятно сразу.

Точно так же победить будет невозможно и в 2016 году. Не исключено, что Кремль аналогичным образом сыграет в «допуск-недопуск», раскрутит Демкоалицию на трату максимальных ресурсов, возбудив попутно несколько уголовных дел. Потери от такой кампании наверняка будут намного выше, чем потери от неучастия в ней.

Это не значит, что участвовать в выборах в Госдуму не надо. Участвовать в них можно, но только в том случае, если цель этого участия будет не прохождение пятипроцентного барьера, а какая-то иная, не лежащая в плоскости подсчета голосов. Какая эта цель — большой вопрос, но придумать ее за год, наверное, можно будет.

Урок 2. Выиграть выборы на энтузиазме очень и очень трудно

До нынешнего сентября примером выборов «на энтузиазме» была более или менее успешная кампания Алексея Навального в Москве в 2013 году. Тогда действительно многое было сделано усилиями волонтеров и воодушевленных активистов. Но при этом нужно понимать, что реально кампания Навального началась задолго до этого — как политик он начал раскручиваться много лет назад именно в Москве, и как раз жители столицы являются его главной аудиторией и основным электоратом.

С Костромой ситуация совершенно иная — и она больше походит на модель всей России, нежели Москва. Очевидно, что в таком регионе «десант волонтеров» и не слишком раскрученных московских кандидатов столкнется с гораздо более трудными препятствиями, нежели в столице. И в свете выборов в Госдуму нужно представить, что таких регионов будет 80, и голоса придется привлекать в каждом из них. Хватит ли на это энтузиазма и воодушевления активистов (да и самих активистов), особенно после поражения в Костроме — вопрос спорный.

Урок 3. Деревня размывает город

Конечно, в 2016 году можно сделать ставку не на партийные списки, а на одномандатные округа — здесь можно сконцентрировать усилия хотя бы на нескольких из них и попытаться провести там своих кандидатов. Но очевидно, что власть тоже готовится к такому сценарию: именно поэтому была принята новая нарезка округов, где сельские территории объединены с городскими.

Как эта нарезка округов будет работать, можно увидеть по той же Костромской области. Если в Костроме у ПАРНАСа результат балансирует на грани 4-5%, то в сельских территориях он зачастую не дотягивает и до 1%. На выходе мы имеем как раз те пресловутые 2%.

Точно так же будет и в новых «гибридных» одномандатных округах: противники власти теоретически могут привлечь на свою сторону городской электорат, но за счет сельских территорий эти голоса будут размыты. То, о чем говорилось в теории при анализе нарезки округов, теперь наглядно видно на практике.

Новая нарезка — еще один аргумент в дискуссию о том, можно ли выиграть у соперника, в одностороннем порядке устанавливающего правила игры.

Урок 4. Борьба с оппозицией не означает ее популярности

На протяжении костромской кампании от представителей Демкоалиции можно было услышать тезис: тот факт, что власть активно борется с ПАРНАСом, говорит о том, что популярность ПАРНАСа растет и что на самом деле поддержка власти не так уж прочна и сильна. Действительно, борьба с Демкоалицией была крайне ожесточенной — от уголовных дел до провокаций и «черного пиара» самого разного свойства.

Однако итоговый результат ПАРНАСа говорит либо о том, что эти методы были эффективны, либо о том, что прямой связи между накалом борьбы и степенью популярности антивластных кандидатов нет. И скорее здесь верен второй из этих тезисов.

Во-первых, нужно всегда помнить о том, с каким именно режимом приходится бороться: у него давно уже нет никаких моральных ограничений, и растоптать, раздавить оппонента — это его рефлекс. Не важно, насколько популярен оппонент — он будет раздавлен просто потому, что он решился выступить против власти, и для этого будет использован максимум ресурсов, даже если это кажется чрезмерным и избыточным.

Во-вторых, нельзя списывать со счетов и то, что на борьбе с ПАРНАСом наверняка были освоены очень и очень серьезные бюджеты. В этом смысле участие Демкоалиции в этой кампании было просто подарком для массы технологов, которые не только получили крупные гонорары на «черном пиаре», но и доказали власти необходимость своего существования. Они просто воспользовались описанным выше рефлексом системы на уничтожение и развернулись в полную мощь. И в этом случае, увы, реальная популярность ПАРНАСа была ни при чем — речь скорее о способности технологов «раскрутить» заказчиков, сидящих в чиновничьих кабинетах.

Но даже если на неудачный результат Демкоалиции действительно оказали серьезное влияние такие черные технологии, то это значит только одно: власть убедилась в эффективности этих технологий и в 2016 году будет применять их с удвоенной силой. И это нельзя будет не учитывать при планировании следующих кампаний.

Урок 5. Надо думать

И еще один урок: делая выводы из костромской кампании, не нужно сразу и впопыхах принимать окончательных решений об участии в кампании 2016 года. Любой шаг, связанный с будущими выборами, должен быть хорошо обдуман — в первую очередь в плане того, будут ли стоить потраченные ресурсы итогового результата (а его предсказать не так уж трудно). Вариантов может быть несколько: участие в выборах с надеждой на победу (то есть на прохождение нескольких депутатов); участие ради какой-то более глобальной цели (которая потом оправдает потраченные ресурсы); полное неучастие и бойкот выборов. Ни один из этих вариантов не идеален, но именно сейчас нужно просчитать издержки и возможные последствия каждого из них — разумеется, с учетом уроков, полученных в Костроме.

Алексей Шабуров

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

Контакты