Проблема-2016: преждевременное напряжение

Парламентские выборы 2016 года, до которых остается еще более полутора лет, уже сейчас занимают умы всего российского политического сообщества. Но при этом многим пока не понятно, что с этими выборами делать, как к ним относиться. Эта проблема не только для противников нынешней власти, но и для самой власти: ведь и ей нужно будет как-то правильно распределить силы, раздать мандаты, не спровоцировав при этом острых конфликтов. Однако сделать это будет непросто, и велика вероятность, что рост напряжения в политическом поле может дать в 2016 году непредсказуемые последствия.

Проблема-2016: преждевременное напряжение
Фотография с сайта Государственной думы

Те, кого принято называть оппозицией, сейчас думают над главным вопросом: принимать ли участие в выборах или игнорировать их, делая вид, что ничего не происходит? А если принимать, то делать ли это всерьез или попытаться каким-то образом через свое участие показать весь фарс будущей избирательной кампании, снизив тем самым прочность политической системы? Чтобы ответить на эти вопросы, надо, наверное, сначала попытаться понять, что будут представлять собой грядущие выборы, каков будет их характер и суть.

Одну из главных особенностей выборов-2016 можно назвать уже сейчас. Состоит она в том, что все основные политические силы начали готовиться к ним слишком заранее. Если бы это сделала только одна партия или только пара политиков, это можно было бы считать просчетом или фальстартом, но нет — к выборам в полную силу готовятся уже все. Причем ведут они себя при этом так, будто голосование состоится уже в этом декабре, а не в следующем.

Еще в начале года активизировали свою деятельность «патриотические маргиналы» — так называемое движение «Антимайдан» и весь примыкающий к ним политический спектр. Бывший министр обороны ДНР Игорь Стрелков (Гиркин) ездит по России, и его турне очень сильно напоминает предвыборный чёс (хотя сам он, конечно, утверждает, что в этом нет никакой политики). В политической повестке активно пытаются засветиться и другие «патриоты», которых очень легко представить кандидатами в будущую Госдуму.

Постепенно набирают обороты и системные игроки — например, явно предвыборным можно назвать раскол в «Справедливой России», откуда вышла депутат Оксана Дмитриева, которая теперь попытается создать свою партию для участия в выборах. У «Справедливой России» в 2016 году вообще самые туманные перспективы из всех парламентских партий, так что членам этой партии действительно уже сейчас нужно решать вопрос о том, оставаться ли в ней, либо делать ставку на кого-то другого.

Наконец, чуть ли не официальный старт кампании дал президент Владимир Путин, который на коллегии ФСБ заявил, что выборы могут быть использованы иностранными силами для дестабилизации обстановки в России. Таким способом Путин, по сути, задал тренд будущей кампании и дал установку на поведение власти в ней.

Еще сильнее эта нервозность и спешка ощущается на региональном уровне — в той же Свердловской области многие политики ведут себя так, словно выборы уже на носу. Кто-то уже размещает на улицах свои билборды и проводит митинги, кто-то под прицелами телекамер живет в бараке, кто-то начинает показательно бороться с коррупцией. В кампанию пытается включиться и губернатор: через подконтрольные СМИ он посылает сигналы всем политическим игрокам о том, что выдвижение кандидатур нужно согласовывать именно с ним (при этом до самого выдвижения остался еще целый год).

У стороннего наблюдателя, если такой вдруг появился бы, все эти действия могут вызвать некоторое недоумение: в самом деле, еще слишком рано, зачем нагнетать страсти сейчас, ведь понятно, что за полтора года избиратель десять раз успеет забыть, кто в каком бараке жил и кто что заявлял. И тем не менее страсти постепенно накаляются, напряжение растет, причем очень заметно.

Этот рост напряжения в принципе объясним — можно найти тому несколько причин.

Во-первых, сказывается удлинение межвыборного цикла с четырех до пяти лет. Система уже привыкла работать в четырехлетнем цикле, и перестроиться на новый лад ей явно не просто. С момента прошлых выборов минуло больше трех лет, и политики рефлекторно по истечении этого срока начинают переходить к активным действиям, хотя рациональных причин делать это пока вроде бы нет.

Во-вторых, немалую роль играют, конечно, события прошло года — «Крымнаш» и последующая украинская кампания взбудоражили политическое и околополитическое сообщество, которое теперь уже не может просто так сбавить обороты и, наоборот, надеется конвертировать этот подъем в собственные дивиденды в виде депутатских мандатов.

В-третьих, важным моментом является закрытость политической системы, отсутствие в ней нормальных каналов мобильности. Другими словами, попасть во власть легальными, традиционными путями практически невозможно: все наглухо закрыто и заколочено, на средних и низовых уровнях стоят фильтры, которые не позволяют пройти в политику новым фигурам «с мест». В этих условиях думская кампания является едва ли не единственным оставшимся окном, через которое можно хоть как-то пролезть во властные структуры и в публичное пространство — и если не победить, то хотя бы «засветиться» как следует. Причем окно это довольно узкое, ставки высоки, так что все заинтересованные игроки пытаются стартовать как можно раньше, чтоб увеличить свои шансы.

Всё это и приводит к ощутимому росту напряжения, и нетрудно предсказать, что к концу 2016 года оно вырастет в разы. Политики будут стараться переплюнуть друг друга, не сбавлять обороты, и если уже сейчас действия некоторых из них (особенно на региональном уровне) отдают некоторой истеричностью, то через год истерика будет уже качественной и полноценной.

И здесь мы подходим ко второй особенности будущих выборов. Да, напряжение будет расти и расти многократно, но можно предсказать, что голосование в декабре 2016 года не сможет снять это напряжение. Очевидно, что выборы будут закрытыми, нечестными и непрозрачными, а будущая Госдума будет отличаться от нынешней лишь незначительно (плюс-минус одна партия, некоторое количество новых лиц: наверняка кто-то из спортсменов, актеров да еще несколько одиозных персонажей типа Виталия Милонова или байкера «Хирурга»). Но в целом же Кремль явно устраивает формат нынешней думы, и он попытается этот формат сохранить.

Это, в свою очередь, не сможет устроить всех тех игроков, кто уже сейчас вовсю набирает обороты и тешит себя завышенными ожиданиями. Людей, которые за свою нынешнюю поддержку власти ждут бонусов в виде депутатских мандатов, слишком много, а самих мандатов довольно мало (а часть из ведь еще нужно продать малоизвестным, но уважаемым товарищам). И это не говоря уже о том, что все, кто хоть как-то с властью не согласен, на выборы, скорее всего, вообще не попадут, а если и попадут, то уж точно ничего на них не получат (не зря же для этого придуманы самые разные заградительные фильтры).

Другими словами: большинство ожиданий, которые накопятся к концу 2016 года, оправданы не будут. Непрерывно растущее напряжение к тому моменту приведет к аккумуляции значительной энергии, но само голосование не позволит эту энергию выплеснуть и израсходовать, так что она не только останется, но и на фоне разочарования наверняка усилится.

Разумеется, эту энергию нужно будет куда-то девать. Власть, очевидно, постарается направить ее против своих оппонентов (истерика «враги среди нас, бей врагов» усилится многократно и, возможно, будет сопровождаться силовыми акциями). Но то же самое могут постараться сделать и сами оппоненты — их задачей в этих условиях будет направить эту энергию против власти; и думать о том, как это сделать, надо уже сейчас.

Учитывая все это, уже намного проще ответить на вопрос о том, как поступать с этими выборами. Понятно, что игнорировать и не замечать их нельзя — иначе можно оказаться в роли пассивной жертвы, даже ничего не делая и не предпринимая. Но и делать вид, что всё решит голосование, и всерьез готовиться к этому голосованию тоже глупо. Голосование будет лишь второстепенной и не завершающей частью кампании, про него нельзя совсем забывать, но и нельзя делать на него основной упор. Любая стратегия поведения должна, таким образом, учитывать два момента: значительное напряжение (и как следствие — готовность к довольно смелым действиям в ходе кампании) и заранее известный итог выборов. Все прочие стратегии (пассивное примирение, игнор, игра по правилам, попытки договориться) будут означать либо собственный проигрыш, либо откровенное подыгрывание власти.

Алексей Шабуров

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Контакты