Скольких жизней стоит карьера министра Белявского?

В пятницу Свердловскую область потрясла новость о трагедии в Областной детской клинической больнице № 1, где один ребенок умер, а еще двое в тяжелом состоянии попали в реанимацию. Почти сразу стало понятно, что причиной смерти четырехлетнего мальчика, скорее всего, стала ошибка персонала больницы: все трое пациента проходили накануне одинаковые процедуры. Гибель ребенка стала далеко не первым крупным скандалом в свердловской медицине, но судя по всем предыдущим историям, виноватым и в этот раз будет назван кто угодно, только не областной министр здравоохранения Аркадий Белявский.

Скольких жизней стоит карьера министра Белявского?
Фотография пресс-службы Законодательного собрания Свердловской области

О смерти мальчика в ОДКБ № 1 стало известно 28 февраля. В отчетах официальных органов говорилось, что ему стало плохо после «медицинских мероприятий». По словам неофициальных источников, всем трем пострадавшим детям сделали клизму с физраствором, в который каким-то образом попал формалин. Для расследования причин трагедии была создана комиссия, но придет ли она к объективным выводам, сказать трудно. Дело в том, что больница, как можно понять даже из ее названия, находится в прямом подчинении областного минздрава. И именно глава минздрава Аркадий Белявский и возглавил упомянутую комиссию. Сложно представить, что чиновник, проведя проверку, возложит ответственность на самого себя: тем более, что раньше за ним такого замечено не было.

Аркадий Белявский возглавляет свердловское министерство здравоохранения с 2009 года — назначенный Александром Мишариным, он сумел сохранить свой пост и при Евгении Куйвашеве (тем более что он, как и Куйвашев, является выходцем из ХМАО). Все эти годы скандалы стали постоянными спутниками чиновника, но в отставку Белявского власти так и не отправили.

Самый громкий скандал разразился три года назад, весной 2011 года, когда тысячи свердловчан не смогли выкупить льготные лекарства. Дефицит лекарств продолжался несколько недель — число отсроченных рецептов, по некоторым данным, превышало шесть тысяч. И многие лекарства, как нетрудно догадаться, были жизненно необходимы людям, причем незамедлительно. Почти сразу выяснилось, что в кризисе были виноваты непосредственно чиновники областного минздрава, не объявившие вовремя необходимые конкурсы на закупку лекарств. Белявского тогда вызвали для отчета в Заксобрание, парламент обратился к губернатору с требованием отставки министра, но ничего не произошло. Кризис постепенно сошел на нет, ответственности никто не понес, губернатор требование депутатов проигнорировал. Сам Белявский, разумеется, в отставку подавать не стал.

Одна из главных реформ, которую провел Белявский на своем посту — это подчинение здравоохранения во всех городах региона областному минздраву. Власти, как обычно водится, говорили, что это повысит качество медицинских услуг и сделает их доступнее. Но в реальности мало что изменилось: ведомство Белявского оказалось не намного лучшим управленцем, чем бывшие горздравы. Например, так и не удалось наладить нормальную работу «Скорой помощи»: так, в марте прошлого года губернатор отчитывал министра за то, что в сельском местности «скорую» приходится ждать намного дольше, чем того требуют нормативы. Министр дежурно пообещал решить проблемы, а также сказал, что диспетчеры «скорой» будут заранее предупреждать о задержках. «Сказать: «Ждите, мы обязательно приедем»,— это очень важная коммуникативная функция, которую должна выполнять «скорая», но которую, к сожалению, пока не выполняет», — заявил тогда министр (степень цинизма этой фразы предлагаем читателям оценить самостоятельно).

Компетентность минздрава как руководителя больниц можно оценить и по недавнему случаю в Нижнем Тагиле, где в ЦГБ № 1 упал лифт. Как выяснилось, лифты в больнице давно требовали замены — но после реформы все подобные вопросы приходится решать в Екатеринбурге, а не на местах. По красноречивому совпадению, за день до того, как в тагильской ЦГБ рухнул лифт, Белявский наконец выделил больнице деньги на замену этих лифтов. Очевидно, что с принятием решения министр явно затянул — но хорошо, что хоть в этом случае никто не погиб.

В 2011 году еще одна трагедия также случилась в Нижнем Тагиле: там буквально на пороге инфекционной больницы умер трехлетний ребенок. До этого малыша несколько раз перевозили из одной больницы в другую. В изучении причин гибели мальчика долго разбирались правоохранительные органы, но так или иначе, министерство тогда на трагедию толком не отреагировало. На главврача инфекционной больницы Татьяну Звереву регулярно жаловались как пациенты, так и сами работники медучреждения — но Белявский закрывал на это глаза. Зверева была уволена только в 2012 году, после того, как мэром Нижнего Тагила стал Сергей Носов. Сейчас больницу возглавляет родственница уральского полпреда Марина Холманских.

И вот — февраль 2014-го года, еще одна детская смерть, на этот раз уже непосредственно в областной больнице. Аркадий Белявский остается на своем посту и расследует действия собственных подчиненных. Более того, сейчас областные власти хотят распространить свою систему управления здравоохранением и на Екатеринбург. Так что горожанам, судя по всему, стоит набраться терпения и лишь задаваться печальным вопросом о том, что еще должно произойти, чтобы министр Белявский наконец взял на себя ответственность и подал губернатору заявление об отставке.

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 

Контакты