Свердловская область: режим слабого губернатора

В Свердловской области сложилась уникальная политическая ситуация — губернаторская власть в регионе слаба, и все группы влияния активно осваиваются в новой политической реальности. После сентябрьских выборов все ждали политической перезагрузки, и она, похоже, случилась: но совсем не с тем результатом, который ожидал Евгений Куйвашев.

Свердловская область: режим слабого губернатора
Фотография Департамента информационной политики губернатора Свердловской области

Внутриэлитные конфликты приобрели неуправляемый характер, борьба за политические ресурсы обострилась, но губернатор в этих процессах — не главный арбитр и контролер, а всего лишь рядовой участник, причем не самый сильный. При Мишарине и Росселе такого не было — эта ироничная фраза стала самым популярным резюме всей деятельности нынешнего губернатора.

Режим силы

Режим сильного губернатора в Свердловской области сложился давно и, по сути, является единственным известным региональной элите. Он возник при Эдуарде Росселе, который действительно был патриархом местной политики и за 15 лет выстроил систему, полностью ориентированную на себя. Россель держал в своих руках все нити управления и был той инстанцией, от которой зависело принятие всех ключевых решений, касающихся жизни региона. Он мог затушить или разрешить практически любой конфликт, при этом еще и обернув это себе на пользу. Более того, будучи настоящим «политическим тяжеловесом», Россель наделял людей вокруг себя реальными полномочиями и правом договариваться с элитами — этот маневр после никто не смог повторить: чтобы делиться авторитетом и не бояться конкуренции, надо быть уверенным в себе и в своем влиянии на ситуацию. В последние годы Россель, конечно, утратил былую мощь, но режим сохранялся — за счет того, что губернатор зачистил политическое поле, устранив всех, даже потенциально сильных конкурентов.

Сменщик Росселя Александр Мишарин продолжил действовать в том же режиме. Не обладая ни харизмой, ни рейтингом, ни влиянием своего предшественника, Мишарин тем не менее с самых первых дней пытался занять положение хозяина области. Мишарин сразу взял курс на концентрацию всей власти в своих руках, и его ставка на серых и лишенных какого-либо личного авторитета или влияния людей воспринималась однозначным сигналом всем элитам: в области есть только один человек, с которым можно вести серьезные разговоры, других центров влияния в регионе нет.

Губернаторство Мишарина началось с масштабного обновления элит, причем губернатор создавал эту элиту именно «под себя» — чтобы со временем стать такой же фигурой, какой был Россель в лучшие свои годы. Как все помнят, в итоге у Мишарина ничего не получилось, но сам режим при этом сохранился: костяк администрации остался настроенным на сильного лидера.

Начало ослабления

К слову, при всех провалах и ошибках, даже у Мишарина кое-что получилось: помимо уже упомянутого обновления кадров (хоть и сомнительного в плане персоналий), он оказался единственным из всех, кто смог провести относительно успешное наступление на Екатеринбург. Более того, атаку бывшего губернатора Свердловской области на городскую элиту Екатеринбурга следует признать самой жестокой и самой успешной за все годы противостояния по линии «область/город».

Именно Мишарин был инициатором введения в областном центре института сити-менеджера и добился отставки и фактического ухода из политики многолетнего главы Екатеринбурга Аркадия Чернецкого. На пике этой атаки в руководство города был введен человек губернатора, экс-министр транспорта Сергей Швиндт — правда, он быстро влился в «городскую» команду и со временем растворился в ней.

Кроме того, Мишарин смог «продавить» и реформу Устава области, ликвидировав двухпалатный парламент, который так любила старая росселевская элита. Однако ресурсов на дальнейшую борьбу у Мишарина не хватило, и в целом он со своими задачами не справился. На смену ему пришел Евгений Куйвашев.

С самого начала он подал элитам два сигнала: с одной стороны, сразу же начал оказывать знаки внимания Росселю (которого демонстративно игнорировал Мишарин) и его команде, а с другой, играл роль губернатора-либерала, настроенного на диалог со всеми группами интересов. Но время шло, и становилось понятно, что Куйвашев в этот образ не вписывается. Возможно, какую-то роль сыграло и чиновничье окружение: опыт работы с Росселем и Мишариным приучил этих людей к режиму «сильного губернатора», и эта модель поведения в итоге была навязана и Куйвашеву.

Либерализм остался лишь на словах, а в областной политике начали разрастаться самые разные конфликты, так или иначе связанные с именем губернатора. Моментом истины должны были стать выборы 8 сентября: и вот они прошли, и стало ясно — режим сильного губернатора пал.

Провал, еще провал

Если перед Мишариным стояла задача убрать Чернецкого и сменить систему власти в Екатеринбурге, то Куйвашев, судя по всему, собирался привести в Екатеринбург принципиально другую команду. Для этого у него были все шансы — в единый день голосования ему надо было добиться победы своего человека на выборах мэра и сформировать влиятельную фракцию депутатов в гордуме. Обе задачи он провалил — мэром стал не просто чужак, а личный оппонент Куйвашева Евгений Ройзман, а городскую думу в итоге по-прежнему контролирует екатеринбургская мэрия.

Но выборы были только первым этапом провала. Проиграв их, Куйвашев попытался парализовать работу гордумы и провести своего кандидата в сити-менеджеры Екатеринбурга, прибегнув при этом к помощи «Справедливой России». Союзник оказался не самым удачным, и вся эта борьба стала напоминать плохую комедию с предсказуемым финалом.

На фоне политического провала во всей глубине обнаружился и провал в медиаполитике. Вложив колоссальные ресурсы в расширение и без того гипертрофированного медиахолдинга, Куйвашев все равно не получил желаемого результата и даже наоборот. Традиционные губернаторские СМИ как были малопопулярны, так ими и остались вопреки широко разрекламированному обновлению и повышению качества продукции. В итоге вся их агитация на выборах в Екатеринбурге оказалась бесполезной для политических целей губернатора, если не сказать — вредной.

Новые же медиа-приобретения губернаторской команды в сфере интернет-СМИ не окупили затрат — создаваемый там образ губернатора граничит с карикатурностью, а реальной пользы в борьбе с политическими оппонентами они не приносят. Кроме того, все сделки по покупке медиа-активов были организованы неумело и скандально, и в итоге вместо дополнительного медиа-влияния губернатор получил новые проблемы: весь губернаторский медиа-пул «засвечен» и работает настолько топорно, что любые попытки разыграть какие-то сложные партии и создать интригу вызывают только недоумение.

Скандалы, связанные с покупками ряда медиа-активов, стали едва ли не главным фоном губернаторства Евгения Куйвашева, и хуже того, именно на волне организованных его окружением медиа-скандалов он несколько раз оказывался в центре внимания российских и даже мировых СМИ, причем, разумеется, далеко не в лучшем свете.

Итогом всех этих процессов стал сигнал элитам: губернатор слаб, он не может решить даже свои проблемы, и уж тем более не может помочь в решении чужих. Следовательно, его можно не брать в расчет. Режим слабого губернатора сложился: все учатся жить так, как будто во главе области вообще никого нет, ну или этого человека можно достаточно успешно игнорировать.

Слабакам тут не место

Урал — суровый край, и проверку на прочность любой губернатор здесь проходит ежедневно. Для Куйвашева такие проверки уже начались. Например, проверяют его силовики. За последние недели полиция приходила с обысками сразу к нескольким союзникам губернатора. Сначала они обыскивали «Пневмостроймашину», принадлежащую семье депутата Анатолия Павлова, который в Заксобрании считается сторонником Куйвашева. Затем началась проверка в «Свердловскавтодоре», возглавляемом ставленником губернатора Дмитрием Рыбиным, которого Куйвашев вызвал из Тюмени.

Свою атаку начали и депутаты. На этой неделе трое парламентариев начали сбор подписей за импичмент Куйвашева. Пока из 17 необходимых подписей есть только 4, но это не так и важно — раньше слово «импичмент» в Свердловской области вообще не звучало, теперь же о нем говорят открыто. В любом случае, это еще один медиа-повод, работающий против губернатора. Вполне можно ожидать, что вслед за этим депутаты начнут торпедировать губернаторские инициативы — например, программу управления госсобственностью или даже бюджет.

По имеющимся сведениям, в эту игру уже включился и крупный бизнес. Местным олигархам слабый губернатор даже выгоден — при таком режиме они смогут решать свои проблемы напрямую с Москвой, не утруждая себя согласованиями на местах и учетом интересов губернатора и его окружения. У финансово-промышленных групп появилась возможность упрочить свое положение на Урале — для этого нужно лишь воспользоваться слабостью Куйвашева и провести своих ставленников на ключевые посты. Тем более, что кадровые перестановки, судя по всему, неизбежны.

Кадры решают все

Начинать отставки в областной власти следовало сразу после выборов — но этого не произошло: вероятно, у Куйвашева не хватило сил даже на это. Пауза затянулась сверх всякой меры и даже родилась шутка, что губернатор настолько слаб, что не решается уволить своих подчиненных, опасаясь дополнительных проблем.

Однако несколько недель спустя (как говорят, под давлением Москвы) все-таки был отправлен в отставку одиозный замглавы губернаторской администрации Алексей Багаряков — один из немногих людей, которому Куйвашев доверял лично. Именно это личное доверие позволяло Багарякову удерживать свой пост несмотря на очевидные провалы своих авантюр.

Судя по данным из самых разных источников, вскоре Куйвашеву предстоит расстаться и со вторым доверенным лицом — вице-губернатором и главой своей администрации Яковом Силиным. Проблема лишь в том, что даже замена Силина вряд ли что-то изменит в сложившемся режиме — сам по себе Яков Петрович уже давно не влияет ни на что, кроме аппаратных игр в своем окружении.

Сейчас у Куйвашева есть четыре варианта.

Первый: назначить на политически значимые должности людей из старой свердловской гвардии, уже занимавших высокие посты. Но это только теория, а на практике трудно даже представить себе, кто это может быть в данных условиях. Но в любом случае все эти люди не являются представителями команды Куйвашева, они будут играть в свою самостоятельную игру, и элита сразу начнет ориентироваться на них. Губернатор вновь окажется третьим лишним.

Второй вариант — назначить на ключевые политические посты лично преданных людей (активно обсуждается карьерный рост уже введенных в областную власть вице-премьеров Азата Салихова и Валентина Грипаса). Однако это весьма опасный путь: личного влияния губернатора слишком мало, чтоб заставить региональные элиты адекватно воспринять совершенно неизвестных им персон. Любой такой выдвиженец сразу станет объектом нападок, и, по большому счету, все удары по нему будут бить по Куйвашеву (как это было с руководителем мишаринской администрации Вячеславом Лашманкиным). Назначение «тюменцев» лишь подтвердит: в Свердловской области Куйвашеву не на кого опереться — и мобилизует местные элиты против губернатора.

Третий вариант, который в теории можно считать самым правильным — назначение на пост главы администрации губернатора некоего свердловчанина, который был бы знаком элите, но при этом предан Куйвашеву — кажется сейчас самым утопичным. Где искать такого человека и есть ли он вообще, сказать не берется никто.

Остается четвертый, самый грустный для губернатора вариант: отдать все влиятельные посты в регионе ставленникам местных силовых и экономических групп влияния, сохранив за собой лишь небольшую сферу личных интересов и ритуальные функции. Этот вариант — самый предпочтительный для областных элит и самый простой в реализации. Конечно, группы влияния за такую «помощь» потребуют себе тех или иных преференций и ресурсов, и отказать им будет уже нельзя. Согласится ли на это губернатор добровольно или такое решение будет ему навязано, в любом случае, это введет область в совершенно иной режим управления — режим слабого неавторитетного и невлиятельного губернатора.

Даже если Куйвашеву удастся сохраниться в качестве губернатора и получить от президента санкцию на легализацию себя через выборы, его ждут очень трудные времена и невероятно сложная избирательная кампания. Отсутствие эффективной команды ярче всего проявляется именно на выборах, и какова команда Куйвашева в деле, область уже могла увидеть на примере кампании в Екатеринбурге.

Пока же Куйвашев остается в одиночестве. Режим слабого губернатора де-факто уже сложился, и сколько бы он ни продлился, бесследно для Свердловской области он не пройдет: любому следующему губернатору доказывать свою силу придется еще труднее и дольше, чем это было раньше.

Федор Крашенинников
Алексей Шабуров

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Февраль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829 

Контакты