Собянин в Москве: превратности чиновничьей судьбы

В федеративном государстве каждый губернатор по умолчанию является потенциальным претендентом на любую должность в федеральном руководстве — от министра и до президента. Собственно говоря, такая практика начала складываться в России в 1990-е годы, когда именно региональные элиты поставляли новых кандидатов на федеральные посты. Тем не менее, никакого развития федерализма и демократии в России не произошло: при Путине политика государства в этом вопросе была целенаправленно извращена, и процессы обновления элиты через продвижение политиков снизу вверх сквозь сито постоянных выборов полностью прекратились.

Собянин в Москве: превратности чиновничьей судьбы
Фотография пресс-службы мэра Москвы

Последовательный курс на уничтожение реальной демократии и ставка на назначение (пусть и закамуфлированное под контролируемое избрание) привели к совершенно обратной ситуации: теперь не регионы поставляют кадры на федеральный уровень, а федеральное руководство ломает голову, откуда взять людей на руководство регионами.

Можно возразить, что кадры для регионов, так или иначе, берутся в других субъектах федерации. Но здесь и кроется ключевое различие: политик, который вырос в своем регионе до уровня, например, депутата Государственной думы, для любой другой области или республики является присланным из центра варягом, далеким от понимания всех местных тонкостей.

Проблема поиска руководящих кадров тем сложнее, чем богаче и значительнее регион. За годы путинского правления были удалены все мощные и влиятельные региональные лидеры 1990-х годов. О калибре пришедших им на смену фигур можно судить уже по тому, что фамилии преемников Шаймиева, Рахимова или Росселя мало кому известны за пределами их регионов. Впрочем, возможно, этого Путин и добивался — искоренить любые предпосылки для региональной фронды, отдав важнейшие регионы лояльным чиновникам без серьезных амбиций.

Со временем наступил и черед Москвы. После решительного выведения за штат «политического тяжеловеса» (как модно было говорить в конце 1990-х) Юрия Лужкова встал вопрос о новом «хозяине Москвы». Таким человеком Путин объявил Сергея Собянина, до того занимавшего чиновничьи посты сначала в Сибири и на Урале, а в последние годы — в федеральных органах власти.

Зададимся риторическим вопросом: а можно ли по каким-то объективным критериям считать Сергея Собянина исключением из общего правила назначения в тот или иной регион чиновника по принципу личной преданности президенту? Можно ли предположить, что вся карьера Собянина вела его к креслу столичного мэра? Думал ли он когда-нибудь, что именно ему придется разбираться с московским метро, с московскими пробками, московским ЖКХ? Готовился ли всю жизнь к этому посту? Подбирал ли команду специалистов? Увы, но ничто в его биографии не указывает на многолетнюю подготовку к управлению Москвой.

Вообще, представить себе ситуацию, при которой бывший тюменский губернатор после нескольких лет федеральной карьеры естественным путём вдруг оказывается претендентом на должность мэра Москвы, совершенно невозможно не только в условиях развитой демократии, но даже и в ситуации 1990-х годов. Просто потому что со всех сторон это выглядит нелогично и даже абсурдно: ну Тюмень, ну администрация президента, ну аппарат правительства — а Москва-то вдруг почему?

Действительно, даже если принять на какое-то время допущение, что Сергей Семенович невероятно талантливый руководитель (чему нет никаких объективных подтверждений), совершенно непонятно, почему после стремительной карьеры в федеральных органах власти он вдруг оказался во главе Москвы.

Но все это непонятно, только если рассуждать логически. С точки же зрения византийских интриг при дворе Владимира Путина, у такого решения явно была мощная аппаратная подоплека и железная подковерная логика. Также несомненно, что при каком-то другом исходе придворных интриг, пасьянс мог сложиться несколько иначе и на месте Собянина в кресле мэра Москвы мог бы оказаться любой другой человек из путинской колоды.

Не хочется никого обижать, но совершенно точно не стоит сомневаться и в другом: каким бы ни был выбор Путина, но и Гоша Куценко, и Карен Шахназаров, и Лео Бокерия — все они точно так же вошли бы в штаб поддержки любого другого путинского ставленника и теми же словами превозносили невероятные управленческие способности этого кандидата и его незаменимость на посту мэра.

Ситуация, при которой Путин доверил бы Москву, условно говоря, Сергею Иванову, а вышеупомянутые господа отказались бы принять такой выбор и потребовали бы прислать в Москву известного на всю Россию специалиста по управлению мегаполисами, бывшего тюменского губернатора Сергея Собянина, со всех сторон следует признать совершенно фантастической.

При этом Москва — действительно уникальный город в масштабах России. Эффективное управление им — это задача колоссальной сложности, она требует в каком-то смысле по-настоящему недюжих способностей и знаний: детального знакомства со всей структурой управления, умения вести диалог с населением, понимания проблем на разных уровнях, готовности работать в команде, наличия этой самой команды или ресурсов для ее формирования из опытных специалистов и т.д.

Ответ Путина на все эти вызовы — аппаратчик из Тюмени, который всей своей федеральной карьерой обязан только давнему личному знакомству с нынешним президентом. Ну а свою команду он москвичам уже показал — во всяком случае, у него было два с половиной года, чтобы удивить столицу своими дарованиями.

Вывод из всего сказанного таков: Сергей Собянин в Москве — совершенно случайный персонаж. С Москвой произошло то, что уже неоднократно случалось со многими регионами страны: руководить столицей послан «варяг», главное достоинство которого в глазах Путина — абсолютная лояльность и многолетнее личное знакомство. Псковскую область отдали во владение сыну президентского друга, Подмосковье — сыну соратника Шойгу, а Москва досталась знакомому с Путиным еще с 1993 года сибирскому аппаратчику.

Естественно, Москва по экономическому и политическому значению несопоставима с той же Псковской областью — вот потому сюда поставлен не сын старого друга, а давнишний знакомый и партнер по интригам еще с конца 1990-х годов. Для этих людей Москва — это прежде всего колоссальный актив, который надо контролировать и с которого можно получать дивиденды. Все остальное — мелочи, о которых пусть думают специально обученные люди, способные за хорошие деньги обосновать любые согласованные в администрации президента цифры, полученные после проворачивания сентябрьской процедуры.

Но хочется верить, что этот безнадежный сценарий все-таки даст сбой, и хотя бы в самом большом и богатом городе России машина по производству «опытных хозяйственников» из сереньких аппаратчиков на этот раз сломается.

Федор Крашенинников

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 

Контакты