Казус Пехтина

Депутат Госдумы Владимир Пехтин сложил с себя полномочия и ушел из парламента, где заседал более 13 лет. У единоросса нашлись незадекларированные квартиры и земля в Майами, и никакие оправдания в духе «просто мой сын — талантливый бизнесмен» ему уже не помогли. Еще несколько лет назад мандату Пехтина в этих условиях ничего бы не угрожало, но теперь стало очевидно: настали новые времена, отношения между властью и элитой изменились, причем формат этих отношений теперь не устраивает ни тех, ни других.

Казус Пехтина
Владимир Пехтин. Фотография с официального сайта «Единой России»

Владимир Пехтин вряд ли мог считаться «особой, приближенной к императору», но и рядовым депутатом он тоже не был — в разные годы он работал руководителем фракции «Единство», вице-спикером Госдумы, главой комитета по собственности, а в последнее время — председателем комиссии по этике. В общем, типичный представитель политической элиты нулевых. И тот факт, что теперь он враз, всего за неделю, лишился своего депутатского статуса, говорит о том, что у этой элиты появились проблемы.

Не раз говорилось о том, что за последнее десятилетие у власти, а точнее — лично у президента Путина — сложился с элитой своеобразный общественный договор. Путин в обмен на безусловную лояльность закрывал глаза практически на все, что эта элита делает (до тех пор, пока она не вмешивается в его личные интересы). Одновременно он выстроил систему контроля за чиновниками и депутатами: на каждого их них у спецслужб имелся компромат, и в случае «утраты доверия» этот компромат предавался огласке.

И вдруг в начале десятых годов эта система начала давать сбои. Неожиданно выяснилось, что компромат лежит на поверхности, и благодаря новым технологиям доступ к нему могут получить не только спецслужбы, но и все любопытные граждане. Путин и его окружение внезапно потеряли монополию на разоблачения, перестав тем самым быть надежным гарантом неприкосновенности для элит.

У власти в этих условиях появилось два варианта действий: продолжать не сдавать своих, либо же попытаться воспользоваться ситуацией. И если поначалу своих действительно не сдавали, то теперь, когда разоблачения фактически поставлены на поток, выбран именно второй вариант. Уход Пехтина из Госдумы стал не первым, но, пожалуй, самым громким месседжем представителям: им дали понять, что если они попадутся, то их уже никто не прикроет. Заслуги перед партией и личная преданность (а у Пехтина и с тем, и с другим был полный порядок) больше ничего не значат.

Тактически такая модель поведения выгодна власти. Во-первых, она словно бы идет на компромисс с гражданским обществом, требующим отставок и посадок (последних, правда, пока еще крайне мало — но, кажется, все только начинается), а, во-вторых, у неё появился новый инструмент зачистки элиты: теперь чужими руками можно избавиться от той или иной фигуры без каких-то особых церемоний и объяснений. Мол, это не мы вас так, это они, ничего не поделаешь, извините, до свидания.

Чем такая модель взаимоотношений плоха для элиты — понятно. Требование лояльности по-прежнему никто не отменял, но вот стопроцентных гарантий неприкосновенности в обмен на эту лояльность больше никто не дает. Выгода от такой лояльности становится всё менее очевидной, постоянное ожидание удара вряд ли добавит уверенности в будущем. Отказаться же от лояльности и перейти на другую сторону тоже мало кто решится — учитывая накопленный компромат, такая борьба наверняка очень скоро закончится очередной посадкой.

Но и для власти (и лично для Путина) новая ситуация в стратегическом плане не сулит ничего хорошего. Если идти по такому пути до конца, то рано или поздно настанет момент, когда элита, внешне оставаясь лояльной, в реальности перестанет быть надежной опорой режима. Избавляясь от многочисленных пехтиных, Путин рано или поздно обнаружит, что ему больше не на кого опереться — и то, что раньше было железобетонным фундаментом, вдруг окажется рыхлой массой, не готовой по первому приказу отдать жизнь за царя. Рано или поздно такой фундамент если не рухнет, то основательно просядет.

И здесь у Путина опять же есть два варианта. Можно выбрать классический авторитарный сценарий, продолжая давление и опираясь на постепенно сужающийся круг сторонников, состоящий преимущественно из преданных силовиков. Такой сценарий законсервирует ситуацию на какое-то время, но, как учит история, в конечном счете ударит по всем: по обществу, по элите и по самому режиму. Есть и второй сценарий: вырастить новую элиту — лояльных и при этом кристально честных людей, которые будут неуязвимы для любой общественной критики. Но в существование таких людей, судя по всему, не верит даже сам Путин.

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Октябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Контакты