«Мы живем в умершей политической системе»

В последнее время в российском обществе произошло заметное обострение как клерикальных, так и антиклерикальных настроений, вызванное громкими событиями этого года: акция Pussy Riot в храме Христа Спасителя и последующий суд над группой, скандалы вокруг аварий священников на дорогих автомобилях, «пыльное дело» патриарха, законопроект об оскорблении чувств верующих и другие. Это беспокоит многих людей, считающих такой интерес по отношению к церкви не совсем здоровым. Наметившийся разлом представители церкви и СМИ обсудили накануне в Екатеринбурге в рамках телевизионного конкурса «ТЭФИ-2012».

«Мы живем в умершей политической системе»

На дискуссии «Церковь и общество в СМИ» полемизировали известный публицист, автор программы «Тем временем» Александр Архангельский, президент фонда Академии российского телевидения Михаил Швыдкой, председатель РГРК «Голос России» и профессор ГУ-ВШЭ Андрей Быстрицкий. Екатеринбург представляли протоиерей Владимир Зайцев и президент Института развития и модернизации общественных связей Федор Крашенинников. Модератором дискуссии выступил Александр Гурнов, ведущий программы Spotlight на телеканале Russia Today.

Церковь и государство

Когда первые лица государства стали посещать храмы и оказывать церкви публичную поддержку, большинство чиновников восприняло это как прямую команду посещать храмы и публично поддерживать православие. Они считывают сигнал, поступающий от президента, и готовы бездумно ему следовать.

«Вообще российские чиновники не склонны к рефлексии, и когда видят, что президент идет в церковь, то воспринимают это как высший сигнал», — сказал Федор Крашенинников, отметив склонность наших властей и людей к внешним проявлениям веры.

«Мы живем в умершей политической системе»

Александр Архангельский, развивая предыдущую мысль, обратил внимание, что такое поведение чиновников свидетельствует об архаичности политической системы страны. «Проблема не в том, что президент идет в храм, а в том, что чиновники воспринимают это как сигнал. Мы живем в архаической, умершей политической системе», — говорит публицист.

«Мы живем в умершей политической системе»

В то же время, считает он, благодаря произошедшим событиям значительная часть общества вообще вспомнила, что есть церковь, и проявила к ней интерес. Однако произошло это болезненным путем: «У нас серные пробки из ушей вырвали клещами».

Владимир Зайцев, доцент кафедры теологии Уральского государственного горного университета, отметил уникальную невосприимчивость Екатеринбурга по отношению к «сигналам» высшей власти. «В нашем городе администрацию в храме со свечкой фигушки увидишь», — сказал он, пояснив, впрочем, что не следует судить о человеке только по внешним проявлениям.

Протоиерей настаивает на том, что в некотором смысле рядовой чиновник и президент равны перед церковью. «Представьте, что обычный чиновник приходит исповедоваться к священнику: «Вот здесь украл немного, вот тут слукавил. — Ну ты хоть каешься? — Каюсь, батюшка. — Ну и иди с миром». И представьте, что так же приходит, например, к архимандриту исповедоваться Владимир Путин: «Вот здесь немного родину продал, вот тут оппозицию поприжал… — Ну ты хоть каешься? — Каюсь, батюшка, каюсь... — Ну и ступай с миром».

«Мы живем в умершей политической системе»

Впрочем, по мнению Архангельского, вопросы перед государством и церковью стоят намного более серьезные. «Государство существует для создания и соблюдения правил, не более того. Если церковь нужна для того, чтобы государство не рушилось, то не нужна ни такая церковь, ни такое государство. Пусть рушатся. Да, будут кровавые потрясения, но будет построено новое общество», — сказал он.

Церковь и СМИ

В ходе дискуссии прозвучала также критика поведения отдельных православных групп за склонность к проповедям на площадках СМИ.

«Некоторые «православные хоругвеносцы» ходят по редакциям с возгласами «Я православный!» и получают таким образом площадку для выступления. Журналисты особо в это дело не лезут, потому что есть установка сверху, что «православие — это хорошо», тогда как нормальные верующие не по редакциям ходят, а богу молятся. И если с отцом Владимиром, например, можно адекватно поговорить, то с такими «верующими» — нет. Однако когда маятник качнется в обратную сторону, эти же хоругвеносцы и ряженые казаки нагадят в церковные алтари, как это уже случилось в 1917 году», — считает Федор Крашенинников.

Александр Архангельский отметил важнейшую проблему журналистики в данном контексте.

«Слово «журналистика» стало синонимом слова «некомпетентность». Беда в том, что основная часть рассуждающих ничего в теме не понимает. Проблема Аркадия Мамонтова в том, что его передача — это не журналистика, а личный взгляд. Здесь проблема с самими основами профессии. Мы рассказываем о том, что есть, и у нас как у журналистов нет права суждения», — сказал Александр Архангельский, обозначив, что необходимо заканчивать «считывать сигналы» и давать оценки и начать рассказывать о людях и о том, что они думают.

«Мы живем в умершей политической системе»

Михаил Швыдкой, президент фонда АРТ, в отличие от остальных участников дискуссии считает, что отношения церкви, общества и СМИ сегодня уважительны и серьезны. Это утверждение показалось оппонентам Швыдкого довольно спорным. По мнению Федора Крашенинникова, уважительное отношение к церкви спущено государством сверху. Например, несколько лет назад в Екатеринбурге по инициативе экс-губернатора Александра Мишарина собирались строить храм на месте фонтана на площади Труда. Тогда представителей всех СМИ собрали и дали установку, что храм — это хорошо, и далеко не все стали дискутировать с этим суждением.

Подверглись критике и трансляции богослужений на центральных телеканалах. «Надо показывать трансляции из Большого театра, а не из церкви. И если трансляция служения патриарха — это ответ стреляющим парням на «Феррари», то это плохо», — полагает Александр Гурнов.

Церковь и общество

Однако оскорбленными чувствуют себя сегодня не только представители активного православного общества, «православные хоругвеносцы», но и обычные люди, причем как верующие, так и атеисты.

«Мы живем в умершей политической системе»

Участники дискуссии поговорили об угрозе размежевания российского общества, чему может способствовать преподавание основ религии. Как считает Михаил Швыдкой, проблема в том, что мы имеем дело не с одной конфессией, и то, что будет приемлемо для православных, будет неприемлемо для мусульман. Так, взгляды школьников, у которых в школах завучами являются имамы, будут отличаться от взглядов других людей.

Александр Архангельский говорит, что вместо дополнительных гуманитарных дисциплин в школе ввели два непонятных предмета: основы светской этики и историю мировых религий, а основы ислама — это фактически учебник ислама.

Вряд ли в рамках одной дискуссии можно было обсудить и тем более решить все проблемы, которые существуют сегодня в отношениях между религией и светским обществом. Однако прошедшее в Екатеринбурге мероприятие показало, что в России есть не только «хоругвеносцы» и «активисты», но и люди, действительно пытающиеся разобраться в ситуации. Главная задача состоит в том, чтобы их голос был услышан.

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Июнь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

Контакты