Главная > Статьи / Мастрид > Протесты в Белоруссии как проблема для Путина

Протесты в Белоруссии как проблема для Путина


13-08-2020, 11:34
Протесты в Белоруссии, вылившиеся в кровавые столкновения граждан этой страны с правоохранительными органами, — событие исключительно важное не только для нашего партнера по Союзному государству, но и для самой России. Доведя политическую ситуацию до такого состояния, белорусский президент поставил в сложное положение не только себя, но и своего российского коллегу Владимира Путина.

Не секрет, что в последние год-два отношения между российским и белорусским президентами оставляли желать лучшего. Многочисленные переговоры не давали результаты, возникало все больше противоречий. По слухам, Путин предлагал Лукашенко различные сценарии интеграции, но тот отвергал их все. Одной из напряженных точек конфликта была отставка нового посла в Белоруссии Михаила Бабича, чья кандидатура не устраивала Лукашенко.

Протесты в Белоруссии как проблема для Путина
Фото с официального сайта Кремля

Сам белорусский президент, в свою очередь, подозревал, что Россия не прочь сменить власть в соседней стране. Эту карту он попытался разыграть перед выборами, когда в Минске были задержаны бойцы российской ЧВК. Реакция России была более чем умеренной — случись такое в какой-то другой стране, шум на государственном уровне был бы куда громче.

Цель Лукашенко в связи с этими выборами была очевидна: ему надо было не только получить нужный результат (это как раз не проблема), но и, во-первых, добиться того, чтобы Россия признала этот результат. А во-вторых — чтобы сценарий «глубокой интеграции», в котором заинтересован Путин, не был реализован.

И как это ни печально признавать, но этих целей он ухитрился добиться. На следующий день после выборов, когда протесты и столкновения уже начались, Путин все-таки поздравил Лукашенко с победой. Он был не первым — его опередил председатель КНР Си Цзиньпин. Мог ли Путин не поздравлять Лукашенко? Вряд ли — ведь тогда получалось бы, что он поддерживает уличные протесты, а это он продемонстрировать не может.

Текст телеграммы, которую Путин отправил Лукашенко, заслуживает особого внимания.

«Рассчитываю, что ваша государственная деятельность будет способствовать дальнейшему развитию взаимовыгодных российско-белорусских отношений во всех областях, углублению сотрудничества в рамках Союзного государства, наращиванию интеграционных процессов по линии Евразийского экономического союза и СНГ, а также военно-политических связей в Организации Договора о коллективной безопасности», — написал Путин Лукашенко.

Из текста понятно, что Путин в обмен на признание победы Лукашенко ждет от него той самой глубокой интеграции, которой он не мог добиться все последние годы.

Но кровавые события в Белоруссии делают эту интеграцию крайне затруднительной, ведь теперь Лукашенко в глазах огромного количества людей по обе стороны границы — не просто забавный чудаковатый сосед, а настоящий жестокий диктатор, готовый воевать с собственными гражданами.

Кадры столкновений из Минска увидели многие, и мало кто остался равнодушным. Теперь объяснить, зачем нужна интеграция с подобным правителем, будет гораздо сложнее. Каждый разговор об интеграции будет вызывать вопросы по поводу событий августа 2020 года. Вряд ли Путину захочется слушать эти вопросы и отвечать на них.

Более того, призывы к интеграции породят и страхи внутри России по поводу того, не хотят ли российские власти перенять опыт Лукашенко по подавлению протестов. И даже если они на самом деле хотят, вряд ли они намерены в этом открыто признаваться. Но сам тренд на интеграцию будет фактически признанием в этом. Если символом интеграции станет белорусский ОМОН, то вряд ли ее ждут успех и признание со стороны россиян.

Сложно сказать, осознавал ли все это Лукашенко, отдавая приказы на подавление протестов. В любом случае он, кажется, перешел некую грань, за которой интеграция с ним будет сопряжена для России с огромными политическими и имиджевыми издержками. Для него самого это более чем выгодно — при условии, конечно, что он сумеет подавить протесты и сохранить свою власть еще на сколько-то лет.

Алексей Шабуров
Вернуться назад