Главная > Статьи > Конец «Стенограффии»: как политика победила «легальный стрит-арт»

Конец «Стенограффии»: как политика победила «легальный стрит-арт»


18-06-2020, 14:12
Фестиваль уличного искусства «Стенограффия», который проходил в Екатеринбурге каждое лето, в этом году не получил финансовую поддержку от городской администрации и потому оказался под вопросом. Событие для многих печальное, но по большому счету закономерное: концепцию фестиваля в последние годы критиковали все чаще, и кажется, время перемен назрело.

С формальной точки зрения произошло вот что. Сначала от поддержки «Стенограффии» отказался ее главный спонсор — компания «Газпромнефть». Из-за этого фестиваль ушел из других городов России, оставив за собой только Екатеринбург. Но и тут возникла проблема. Муниципальные деньги на проект выделялись через систему госзакупок, и по итогам торгов победителем оказалась другая фирма и не традиционный организатор фестиваля Евгений Фатеев.

За этими сухими фактами стоит гораздо более сложная история — не столько культурная, сколько политическая и идеологическая.

В основе «Стенограффии» лежала концепция «легального стрит-арта». Идея в следующем. Уличные художники — проблема для власти. Они не просто портят (с точки зрения чиновников) здания и другие пространства, но и зачастую вкладывают в свои произведения определенный политический смысл — как правило, протестный, причем зачастую радикальный. И если стену или забор можно отмыть, то со смыслом все сложнее — достаточно сфотографировать работу, чтобы ее увидели все, даже после того, как ее закрасят.

И вот тут появляется фестиваль, который предлагает власти сделку. Власть (и близкий к власти бизнес) дает небольшие деньги и пространство для работы, а художники взамен рисуют что-то красивое, мирное и не думают о протесте. Город получает знаковое событие и хорошие новостные поводы, спонсоры получают пиар, художники получают пространство для самовыражения, горожане получают действительно талантливые уличные граффити — все довольны, никто не протестует.

Это, без шуток, действительно отличная концепция. И она какое-то время прекрасно работала. Но время идет, ситуация в стране и в обществе меняется, и концепция, похоже, устарела и стала давать сбои.

Во-первых, настоящим художникам всегда тесно в рамках, в любых. Суть искусства — именно в выходе за рамки, а уж уличное искусство по определению основано на этом. И рамки фестиваля не исключение. Какими бы удобными они ни были, художник всегда захочет выйти за них.

Именно поэтому в Екатеринбурге политический стрит-арт вновь вернулся на улицы. За оговоренными рамками работают Тимофей Радя, Илья Мозги, другие художники. Во время прошлогодних протестов стрит-арт стал одним из способов выражения недовольства. В городе даже появился альтернативный фестиваль стрит-арта «Карт-бланш», где никаких идеологических и политических рамок нет. И власть, конечно, могла спросить: мы столько лет давали деньги на «Стенограффию», но художники все равно делают что-то непозволительное — так стоит ли и дальше поддерживать это?

Во-вторых, сама прошлогодняя «Стенограффия» закончилась громким скандалом. В фестивале принял участие Покрас Лампас — настоящая мировая звезда. Его работа должна была стать торжеством «мирной» концепции «Стенограффии». Но получилось все по-другому. Сначала работу Покраса испортили коммунальщики, а потом против нее выступила местная православная общественность. Противостояние получилось максимально напряженным, про него писали международные СМИ.

Фото со страницы Покраса Лампаса в Instagram
Фото со страницы Покраса Лампаса в Instagram

Получается, что можно сколько угодно бежать от политических проблем, пропагандировать «чистое» искусство, но политика все равно догонит тебя. Скрытые конфликты, которые существуют в обществе, рано или поздно дадут о себе знать — талантливые художники всегда попадают в нерв, даже если сами этого не хотят или не осознают.

Кроме того, могла вызывать вопросы и позиция самой «Стенограффии», которая хотела использовать ресурсы власти, но при этом существовать автономно, самостоятельно определяя содержание своих работ. Такое могло работать 10 лет назад, но с российской властью в 2020 году такие трюки уже не проходят.

Наверное, фестиваль мог существовать в прежнем виде еще сколько-то лет, но скандал с Покрасом Лампасом стал символическим рубежом. Творческая часть общества, уличные художники требуют чего-то более радикального, власть, наоборот, требует все большей и большей лояльности. Лавировать между этими струйками «Стенограффия» больше не может. Отказ «Газпромнефти» от поддержки фестиваля стал сигналом к тому, что эпоха «Стенограффии», как мы ее знали, подходит к концу. Муниципальный контракт в Екатеринбурге мог еще какое-то время поддерживать иллюзию, что все наладится — но и тут не получилось.

Чисто по-человечески это, конечно, грустно. «Стенограффия» была знаковым для Екатеринбурга мероприятием, она действительно дала городу очень много. Но, с другой стороны, сейчас самое время сделать шаг вперед и найти новую концепцию, соответствующую времени.

Например, уличный художник Слава ПТРК предлагает провести «народный» фестиваль, собрав на него деньги через краудфандинг.

«Желаю команде фестиваля не падать духом, трансформировать народную любовь (на 100% заслуженную, кстати) в «народный» бюджет и провести отличный фестиваль в этом году», — пишет он.

Это не единственно возможная идея, но она точно заслуживает внимания. Если фестиваль настолько любим и востребован горожанами, то так ли ему нужна финансовая поддержка властей и крупного бизнеса? Может быть, сейчас самое время доказать всем свою нужность и актуальность и собрать необходимые деньги «всем миром»? Успешные опыты краудфандинга в Екатеринбурге были, так что все шансы есть и сейчас.

Конечно, делать что-то без административной поддержки в современной России крайне сложно, это потребует других подходов и других навыков. Но если Екатеринбург хочет и дальше оставаться «столицей стрит-арта», то стоит хотя бы попробовать.

«Политсовет»
Вернуться назад