Главная > Статьи / Мастрид > Война за бюджет. Что происходит в гордуме Екатеринбурга?

Война за бюджет. Что происходит в гордуме Екатеринбурга?


28-11-2019, 11:15
В Екатеринбурге разворачивается невиданный конфликт вокруг проекта бюджета на 2020 год. Впервые за долгие годы городская дума реально угрожает сорвать принятие бюджета, оставив Екатеринбург без основного финансового документа как минимум на часть будущего года. Накал страстей высок, но за этими страстями не так просто разобраться — действительно ли бюджет так плох или демарш думы продиктован другими обстоятельствами?

Фото с сайта городской думы Екатеринбурга
Фото с сайта городской думы Екатеринбурга

Дума как дубинка

На самом деле кризис вокруг бюджета был предсказуем задолго до того, как этот бюджет внесли в гордуму. Конфликт можно было предвидеть еще в сентябре 2018 года, когда только стал известен новый состав городской думы.

Уже не раз говорилось, что эта дума была рождена в конфликте и для конфликта. Целью создания думы в таком виде было изгнание из власти команды тогдашнего вице-губернатора Владимира Тунгусова, долгие годы контролировавшей Екатеринбург. Новая дума должна была лишить его контроля, и с этой задачей она справилась. Вопрос о том, кто будет контролировать город дальше, был оставлен на будущее, тогда об этом не задумывались. И именно здесь были заложены корни конфликта.

В думе собрались представители самых разных групп интересов, каждая из которых претендует если не на полный, то на значительный контроль над городом. Совместить эти интересы так, чтобы все были довольны, невозможно. И поскольку «контрольного пакета» нет ни у кого, дума всегда будет раздираема конфликтами, одни группы будут блокироваться с другими, чтобы продавить или, наоборот, сорвать те или иные решения.

Хуже всех в этой ситуации приходится мэру Александру Высокинскому. В отличие от своих предшественников, которые фактически формировали думу под себя, он такой возможности был лишен. Как только Высокинский был избран мэром, стало понятно: дума будет постоянно испытывать его на прочность, и главный рычаг давления — это бюджет.

Поэтому нынешняя война за бюджет — это проявление конфликта, который носит системный, структурный характер. Это отражение борьбы различных сил за контроль над городом и его ресурсами. Любые заявления о благе избирателей — не более чем ширма для совсем других интересов, здесь иллюзий быть не должно.

Правда, если еще раз вернуться в 2018 год, то можно вспомнить, что тогда много говорилось о том, что избрание думы в нынешнем виде (и избрание Высокинского мэром) было политической победой свердловского губернатора Евгения Куйвашева. Тогда казалось, что теперь и дума, и городская администрация будут лояльны к губернатору и именно областные власти будут гарантировать спокойное бесконфликтное существование нового мэра и новой думы. Без такого арбитра и гаранта их конфликт был неизбежен. Но, судя по всему, областные власти решили, что цель достигнута и дальнейшего вмешательства не требуется. Почувствовав это, дума сразу начала «выпускать когти» и за год с небольшим довела ситуацию до нынешнего кризиса.

Если прибегнуть к метафорам, то можно сравнить думу с дубиной. Она создана как орудие для драки, которым можно бить по голове и в лучшем случае забивать гвозди (и то не очень хорошо). Для тонкой и аккуратной работы она не приспособлена.

С бюджетом что-то не так?

Что касается самого бюджета — неужели он так плох, как говорят депутаты, и его ни в коем случае нельзя принимать?

В первую очередь здесь нужно сказать, что бюджет никогда не бывает достаточно хорош. Сколько бы денег в него ни заложили, всем все равно не хватит. Всегда найдется какая-то проблема, и не одна, на которую в бюджете денег не хватило.

Поэтому «хотелки», которые озвучивают депутаты, действительно имеют право на существование. И правда, было бы хорошо, если бы в бюджете было больше денег на расселение ветхого жилья, медицину, культуру, дороги. Но правда и то, что выполнить все эти пожелания одновременно невозможно.

Разумеется, можно вписать в бюджет все расходы по максимуму, существенно увеличив дефицит. Но тогда нужно будет думать, как этот дефицит покрывать, и здесь тоже нет хороших и идеальных рецептов. За увеличение дефицита тоже можно и критиковать, и грозить срывом принятия бюджета.

В принципе эти споры и разногласия являются частью бюджетного процесса, и их урегулирование — одна из составляющих этого процесса. Один из механизмов такого урегулирования — создание согласительных комиссий, которые должны разбирать бюджет буквально построчно и предлагать в него поправки. Согласительная комиссия создается городской думой, в нее входит равное число членов от думы и администрации. Но гордума Екатеринбурга пока такую комиссию не создала, и это наводит на некоторые подозрения.

Есть еще один важный момент, касающийся бюджета. Из выступлений депутатов может создаться впечатление, что денег вокруг очень много, а городская администрация просто не умеет их распределять. Но вообще-то это не так.

2020 год будет очень сложным для всех городов Свердловской области, и Екатеринбург здесь не исключение. Параллельно в эти же дни в Заксобрании Свердловской области идет обсуждение регионального бюджета на будущий год. К этому процессу почти не приковано никакого внимания, но на самом деле там все довольно интересно (и безрадостно). Из-за расходов на Универсиаду дефицит областного бюджета вырастет, а субсидии местным бюджетам, напротив, сократятся. Города массово жалуются на то, что им отказывают в выделении денег (самым скандальным получилось выступление мэра Краснотурьинска Устинова, который обвинил во всем Антона Шипулина).

И если на областном уровне с бюджетом все не очень хорошо, то и на муниципальном уровне каких-то прорывов ждать не стоит. Депутатам следовало бы это понимать, но кажется, что сейчас их задача вовсе не в том, чтобы вникать в какие-то экономические тонкости.

Что дальше?

Бюджет на 2020 год гордума, скорее всего, примет, даже если это будет сделано в последний день года. Оставить один из крупнейших городов страны без бюджета было бы слишком смело и безрассудно даже для лихих екатеринбургских депутатов. Вполне возможно, что силы, которые стоят за депутатами, потребуют для себя каких-то выгод и преференций, но это уже вопрос торгов и переговоров, которые пройдут втайне от общественного внимания.

Но поскольку, как уже говорилось, за нынешним конфликтом стоят системные причины, любое решение будет временным. Через полгода или год ситуация может повториться — более того, она повторится почти гарантированно. И она будет повторяться до тех пор, пока городская дума Екатеринбурга существует в нынешнем составе и пока депутатов контролируют те, кто контролирует.

Возможен ли перехват контроля над думой кем-то другим? Вопрос спорный, и ответ на него лежит скорее в области фантастики. Пока же дума остается такой, какая она есть, к войнам вокруг бюджета, похоже, придется привыкать.

Алексей Шабуров
Вернуться назад