Главная > Статьи / Мастрид > «Игра престолов» вокруг сквера в Екатеринбурге

«Игра престолов» вокруг сквера в Екатеринбурге


5-06-2019, 17:24
С момента майских протестов в Екатеринбурге прошло больше трех недель. Конфликт переместился из сквера в кабинеты чиновников. Началась невидимая, но не менее жесткая борьба самых разных сил, пытающихся в этой ситуации разыграть свои политические карты.

Фотография с сайта Екатеринбургской городской думы
Фотография с сайта Екатеринбургской городской думы

В недавней статье «Русского репортера» протоиерей Максим Миняйло сравнил протесты в Екатеринбурге с сериалом «Игра престолов». Аналогия действительно удачная — словно семь королевств из сериала, в беспощадную схватку вступило множество политических сил.

Сразу после протестов «Политсовет» анализировал поведение основных игроков местной политики. Спустя две недели ситуация поменялась, и есть смысл изучить расклад сил в уральской «игре престолов» еще раз.

Администрация Екатеринбурга и Александр Высокинский

За прошедшие недели центр событий окончательно переместился на городской уровень, хотя, как уже отмечалось, мэрия всегда имела к проекту строительства храма очень опосредованное отношение. Тем не менее мэр Александр Высокинский по своей воле или по стечению обстоятельств стал главным спикером со стороны власти, от которого все жду каких-то решений.

Лично Высокинский провел серию встреч: с журналистами, с защитниками сквера, со сторонниками храма, с архитекторами. Он же выступил с открытым обращением к «лидерам протеста». Администрация города в течение 10 дней собрала более 11 тысяч предложений от горожан по поводу возможного места для строительства храма. Вскоре городские власти должны представить список площадок, набравших больше всего голосов, и перейти к организации опроса.

Подобная активность имеет и обратную сторону. В глазах части городской общественности именно Высокинский стал ответственным за достижение компромисса по вопросу строительства храма. И поскольку компромисса до сих пор нет, мэра подвергают беспощадной критике.

Городская дума Екатеринбурга

Городская дума Екатеринбурга, в дни протестов остававшаяся в стороне, теперь вступила в игру на правах полноценного участника. Спикер Игорь Володин создал рабочую группу, которая должна выработать формат проведения опроса населения. Правда, большинство голосов в этой группе получили сторонники строительства храма в сквере. Тем самым под все будущие решения заложена бомба: защитники сквера всегда могут сказать, что их изначально поставили в заведомо проигрышные условия.

Первое заседание рабочей группы подтвердило эти опасения. Стало понятно, что в таком формате достичь компромисса будет сложно. Депутаты легко могут проводить любые решения, только нагнетая тем самым негатив и обостряя конфликт. Пока создается впечатление, что дума ведет собственную линию, отличающуюся от линии администрации, но ее интерес до конца не понятен. Это не добавляет гордуме популярности среди населения: недовольство екатеринбуржцев депутатами никуда не исчезло.

Опять же, не стоит воспринимать думу как единый субъект. Мы знаем, что там представлены интересы разных групп, каждая из которых мечтает взять Екатеринбург под свой контроль. Очевидно, что в ситуации войны всех против всех сделать это будет проще.

Игорь Алтушкин и Андрей Козицын

Главные спонсоры строительства храма — Игорь Алтушкин и Андрей Козицын — официально заявили, что не будут вмешиваться в ситуацию и влиять на обсуждение возможных площадок для возведения храма. Этот шаг можно понять: они и так понесли серьезный репутационный ущерб от конфликта.

Но если Андрей Козицын на протяжении всех этих недель хранит молчание, то Игорь Алтушкин в уже упомянутой статье «Русского репортера» дал едва ли не первое большое интервью. В нем он не скрывал досады от происходящего и усомнился в том, что Екатеринбург заслуживает храма святой Екатерины. Как бы то ни было, спонсоры решили не вмешиваться в процесс переговоров — во всяком случае, публично.

Екатеринбургская епархия

Екатеринбургская епархия РПЦ осталась главным «ястребом» в войне за сквер. И официально, и неофициально священники продолжают настаивать на том, что храм должен быть построен именно в сквере. Эту позицию несколько раз озвучил игумен Вениамин (Райников), считающийся приближенным к митрополиту екатеринбургскому Кириллу.

По большому счету, именно позиция епархии стала последним камнем преткновения на пути к компромиссу. Если представить, что Церковь сейчас согласится на какую-либо из альтернативных площадок (тот же пустырь на Фурманова — Белинского), то это в одночасье сведет все противостояние на нет. Но епархия блокирует все попытки передвинуть строительство на новое место. Причины, по которым митрополит и его подчиненные так упорно настаивают на сквере, остаются для участников переговоров загадкой.

Губернатор Евгений Куйвашев

Губернатор Евгений Куйвашев 23 мая 2019 года сделал сенсационное заявление: он предложил больше не рассматривать вариант со строительством храма в сквере. Казалось бы, на этом история должна была закончиться — но не тут-то было. Отказываться от сквера не стал ни мэр Высокинский, ни епархия, ни даже вице-губернатор Сергей Бидонько (хотя, казалось бы, уж он-то первым должен послушаться начальника). Это породило сомнения — насколько вообще губернатор контролирует происходящее в области?

Последующие дни эти сомнения не развеяли, а только укрепили. Куйвашев больше не сделал ни одного заявления на тему храма, а сквер по-прежнему остается в списке площадок, где могут построить собор.

В дальнейших переговорах представители губернатора также не принимали активного участия. Создалось ощущение, что областные власти отпустили ситуацию — то ли намеренно, то ли от беспомощности. А ведь изначально именно губернатор был одним из самых горячих сторонников строительства храма святой Екатерины.

Как бы то ни было, Куйвашев, пытавшийся в первые дни протеста играть роль модератора переговоров, от этой функции отказался. Для многих наблюдателей это стало тревожным и неприятным симптомом: не зная позицию губернатора, сложно выстраивать дальнейшую линию диалога.

Полпредство

Уральское полпредство во главе с Николаем Цукановым как было «темной лошадкой» в разворачивающихся событиях, так и осталось ей. Формально никаких признаков активного вмешательства полпреда нет. В первые дни протестов он провел встречи с Куйвашевым и Высокинским, а также с директором ВЦИОМ. Затем Цуканов сделал несколько заявлений, но на этом все закончилось.

Однако через неофициальные каналы полпредство пытается подавать сигналы о том, что Цуканов держит ситуацию под контролем. Подтвердить или опровергнуть эти сигналы не представляется возможным. Не исключено, что это такая игра на будущее: когда и если конфликт благополучно завершится, у полпредства всегда будет возможность забрать все лавры миротворца себе.

Москва

Наконец, еще один участник в этой игре — это условная «Москва». На тему протестов высказались многие высокопоставленные политики: президент Путин, спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, да и тот же ВЦИОМ, считающийся близким к Кремлю.

Несколько раз выступила и Московская патриархия, которая устами митрополита Илариона и пресс-секретаря патриарха иерея Александра Волкова дала понять, что теоретически не против переноса строительства храма в другом месте.

Но вот парадокс: сколько бы Москва ни говорила про компромисс и диалог, реального результата это не дает. Кажется, что игроки в Екатеринбурге воспринимают эти слова просто как некий необязательный ритуал, продолжая одновременно разыгрывать свои собственные карты. И если Москва хоть немного понимает, что происходит сейчас в Екатеринбурге, ей есть о чем задуматься.

«Политсовет»
Вернуться назад