Главная > Статьи / Мастрид > «Точечные изменения Конституции»: о чем говорится в статье Валерия Зорькина

«Точечные изменения Конституции»: о чем говорится в статье Валерия Зорькина


10-10-2018, 10:56
Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин написал большую статью, от которой ждали провозглашения серьезных изменений в Конституции РФ. На деле же текст оказался совсем другим. Попробуем разобраться в том, что же хотел сказать нам глава КС.

«Точечные изменения Конституции»: о чем говорится в статье Валерия Зорькина
Фотография с официального сайта Кремля

Зорькин-стайл

Во-первых, нужно сказать, что подобные статьи в «Российской газете» Зорькин публикует регулярно — примерно два раза в год. Все они похожи друг на друга. Можно сказать, что у председателя КС есть свой авторский стиль. Его статьи многословны, нарочито заумны, полны отсылок к российским и зарубежным философам. И в них всегда мало конкретных предложений, имеющих отношение к текущей политике.

Идеология Зорькина тоже давно понятна. Когда-то глава КС назвал крепостное право «скрепой», и в это формулу, по большому счету, укладываются все его рассуждения. Если обобщать, то Зорькин считает либеральную трактовку прав человека неприменимой для России. С его точки зрения, россиянам присущ коллективизм, то есть интересы коллектива в каких-то случаях можно ставить выше индивидуальных прав. Самый большой и главный коллектив — это государство. Зорькин не раз говорил, что в интересах государства права человека можно и ограничить. Правда, в Конституции РФ написано совсем другое, но этот тонкий момент председатель КС деликатно обходит.

Вот и новая статья Зорькина под названием «Буква и дух Конституции» написана в том же самом стиле. Людям, не имеющим специальной подготовки в области права или политической философии, понять ее будет трудно — да и по большому счету, незачем.

Однако в этот раз вокруг статьи возник настоящий политический ажиотаж. Дело в том, что уже несколько дней ходят слухи о том, что Кремль якобы затеял масштабную конституционную реформу, которая должна стать реакцией на нынешний политический кризис. Например, речь может идти о создании нового органа власти, который возглавит Владимир Путин, или о снятии ограничений на президентские сроки. Или даже об укрупнении регионов.

Поэтому все ожидали, что именно Зорькин в своей статье анонсирует эти изменения. Но ожидания оказались напрасными — ничего этого в статье нет. Но тем не менее кое-какие намеки в статье содержатся, и есть смысл выделить их из этого трудночитаемого текста.

Против конституционной реформы

Самое главное — Зорькин выступает против радикального изменения Конституции. То есть против того, чего все от него ждали.

«Нам надо и дальше идти по этому пути, стремясь глубже понимать, раскрывать и постоянно развивать правовой потенциал нашего Основного Закона. Представления же о том, что путем радикальной конституционной реформы можно развернуть ход событий в каком-то более правильном направлении, — не просто поверхностны и недальновидны, но и опасны, поскольку чреваты резкой социально-политической дестабилизацией. Разговоры о том, что можно изменить структуру жизни с помощью одних лишь юридических решений — это наивный идеализм, если не что-то худшее», — пишет глава КС.

Он признает, что Конституция неидеальна, но намекает, что эти недостатки или внутренние противоречия могут быть сняты на уровне Конституционного суда. Если огрублять, Зорькин говорит: зачем менять Конституцию, если мы и без этого можем трактовать ее «как надо»? И действительно, все последние годы КС по самым принципиальным вопросам занимал сторону власти, даже если на первый взгляд это противоречило Конституции. Один из самых ярких примеров — сокращение срока полномочий Госдумы в 2016 году.

Местное самоуправление

Среди конкретных, а не абстрактных рассуждений Зорькина — его выпад в адрес местного самоуправления. Глава КС сетует на то, что местное самоуправление якобы противопоставлено государству.

«Конструкция ст. 12 Конституции дает повод к противопоставлению органов местного самоуправления органам государственной власти (в том числе представительным органам государственной власти), в то время как органы местного самоуправления по своей природе являются лишь нижним, локальным звеном публичной власти в Российской Федерации», — пишет он.

Отсюда напрашивается вывод, что МСУ должно быть встроено в систему государственной власти, от которой оно сейчас формально отделено. На самом деле никакого независимого МСУ в России уже давно нет, и Конституционный суд сыграл огромную роль в ликвидации этой независимости. Именно КС признал законной норму, разрешающую региональным властям отменять прямые выборы мэров. Однако Зорькин предлагает идти дальше и убрать все намеки на независимость МСУ из Конституции.

Двухпартийная система

Один из самых странных и многозначительных пассажей в статье Зорькина — это рассуждение о двухпартийной системе. Глава КС настаивает на том, что такая система наиболее демократична, что она позволяет обеспечить сменяемость власти.

«Как показывает мировой политический опыт, в организационном плане реальная демократия наиболее эффективным образом обеспечивается двухпартийной (двухблоковой) системой, позволяющей сформировать политическую волю основных социально-политических сил как в элитах, так и в массах. Конкуренция этих сил в парадигме «правящее большинство — парламентская оппозиция» предотвращает политическую систему от застоя и загнивания, реализует «проветривание политических легких» в государственном организме, позволяет обеспечить не только «слушаемость», но и «слышимость» масс со стороны власть имущих», — сказано в статье.

Поразительно, но в качестве примера Зорькин предлагает ориентироваться на США (хотя несколькими абзацами раньше говорил о неприменимости в России западных моделей).

Как именно можно создать двухпартийную систему, глава КС не уточняет. Ведь в США на самом деле существует гораздо больше партий, просто лишь две из них реально борются за власть. Разумеется, в американской Конституции и законах двухпартийность никак прямо не устанавливается. Так что не понятно, какой именно урок у США Россия может взять.

Впрочем, уже появились разговоры о том, что Зорькин намекает на введение новых требований к политическим партиям. Действительно, можно ввести такие ограничения (например, по минимальной численности членов), после которых в России сможет существовать лишь две партии. Но это точно будет не по опыту США.

На самом деле, политическая наука говорит нам о том, что к двухпартийной системе приводят выборы по мажоритарным округам (и это действительно работает в Америке). Да, и самое главное — это должны быть честные и конкурентные выборы. Но Зорькин про это в статье не пишет.

Против ЕСПЧ

Пожалуй, самая конкретная и предметная часть статьи Зорькина — это его выпад в адрес Европейского суда по правам человека. Здесь посыл предельно понятен. Главе КС не нравится, что ЕСПЧ навязывает России свое понимание прав человека.

«Особенно непонятным и сомнительным выглядит нежелание ЕСПЧ принять во внимание тот факт, что национальные органы конституционного контроля не обладают той степенью свободы в толковании Конституции, которую позволяют себе судьи ЕСПЧ в своем толковании абстрактных положений Европейской конвенции. Так называемое эволютивное толкование Конвенции Европейским Судом, по сути дела, направлено на создание нового унифицированного европейского правопорядка. А национальная конституционная юстиция не может выйти за пределы толкования, установленные как самой Конституцией, так и сложившимися внутри общества конвенциями, лежащими в основе конституционной идентичности народа», — пишет Зорькин.

«1) общественное согласие в вопросе о правах человека в различных государствах имеет социокультурную специфику и 2) это именно общественное согласие, которое устанавливается большинством общества и устанавливается для большинства», — добавляет он.

Это очень важный момент и своего рода программное заявление. Если исходить из Зорькина, важны не только сами права человека, но и некое общественное согласие на их счет. Получается, что право будет работать только тогда, когда общество согласно на это.

Понятно, что такой подход нивелирует саму идею права как чего-то, что присуще человеку независимо от того, хочет этого общество или нет. То есть если общество решит, к примеру, что право на свободу слова не нужно, то это позволяет такой свободой пренебречь. Разумеется, такая доктрина очень удобна для российской власти — и конечно, она никак не вписывается в сам принцип работы ЕСПЧ.

Так что Зорькин, по большому счету, попытался умными словами обосновать претензии властей к ЕСПЧ и, возможно, подготовить почву для выхода России из-под юрисдикции Европейского суда. Не исключено, что это будет единственным конкретным последствием новой статьи Зорькина.

Алексей Шабуров
Вернуться назад