Главная > Статьи > Тройка неизвестных: что значат новые лидеры списка ЕР в Екатеринбурге?

Тройка неизвестных: что значат новые лидеры списка ЕР в Екатеринбурге?


20-06-2018, 10:13
Партия «Единая Россия» определилась с первой тройкой на выборах депутатов городской думы Екатеринбурга. Новость стала небольшой сенсацией: в тройке не оказалось ни высокопоставленных чиновников, ни лидеров общественного мнения. Есть ли у такого решения какой-то политический смысл?

Тройка неизвестных: что значат новые лидеры списка ЕР в Екатеринбурге?
Фотографии с сайта предварительного голосования ЕР

Итак, список «Единой России» в Екатеринбурге возглавят герой России, советник ректора УрГЭУ Сергей Воронин; сопредседатель Свердловского регионального отделения ОНФ Анастасия Немец; вице-президент фонда «Город без наркотиков» Тимофей Жуков.

Все трое в мае участвовали в праймериз «Единой России», но никому из них не удалось занять первого места в своей территориальной группе. Назвать их популярными в городе политиками (и политиками вообще) тоже нельзя. Из-за этого многие сочли решение политсовета «Единой России» неудачным и проигрышным.

Паровозы не нужны

Однако оплакивать перспективы ЕР в Екатеринбурге и прочить партии плохой результат все-таки преждевременно. В первую очередь потому, что значение первой тройки вообще, а на муниципальных выборах и для «партии власти» в особенности, слишком переоценено.

Да, есть традиция включать в первую тройку «паровозов» — губернаторов, депутатов, сенаторов, мэров. Считается, что это дает списку статусность и повышает шансы на победу. Однако на семнадцатом году существования ЕР, при нынешнем состоянии избирательной системы, смешно говорить о том, что люди голосуют за «Единую Россию» потому, что в ее списке представлен губернатор или мэр.

Избиратели голосуют за список ЕР по другим причинам: кого-то все устраивает, кто-то всегда голосует за власть, кто-то делает это по разнарядке. Число тех, кто решил проголосовать за «партию власти» только потому, что ему понравились кандидаты из первой тройки, наверняка будет очень небольшим.

Технология «паровозов» гораздо более эффективна для небольших партий, которым популярные персоны в списке действительно могут добавить голосов (или как минимум привлечь внимание). Но электорат ЕР формируется совсем по другим принципам.

Кроме того, не раз бывало, когда вроде бы сильная первая тройка не приносила партии желаемого результата. Например, в 2013 году в Екатеринбурге список ЕР возглавлял экс-губернатор Эдуард Россель, однако ощутимого эффекта это не дало: список партии на тех выборах получил только 28% голосов.

Так что для «Единой России» первая тройка имеет скорее символическое, нежели технологическое значение. Предсказывать на ее основе результат голосования было бы опрометчиво.

Гарантированные мандаты

Впрочем, у первой тройки есть и другой политический смысл, вполне конкретный и понятный. По партийным спискам в гордуму Екатеринбурга избирается 18 депутатов. Результат ЕР вряд ли будет ниже 30%, так что ей достанется не меньше шести мандатов. Первыми мандаты получат те, кто входит в общегородской список — то есть эта самая первая тройка.

Другими словами, теперь мы практически наверняка знаем имена трех будущих депутатов городской думы. И как раз это можно считать главной новостью.

Дальше можно рассуждать — что это за имена, какими будут эти депутаты, что будет означать их присутствие в городской думе. Пока можно сказать, что Воронин, Немец и Жуков не ассоциируются ни с одной из групп влияния в местной политике. Мы не можем утверждать, что они представляют чьи-то конкретные интересы. И в этом, пожалуй, и есть основной смысл: в гордуме появится как минимум три «нейтральных» депутата, и как они себя поведут, как будут голосовать — пока загадка. Возможно, борьба за влияние на этих депутатов еще впереди.

Отсутствие в первой тройке «паровозов» имеет еще одно последствие. Когда в общегородской части списка есть человек, который совершенно точно не пойдет в думу, его мандат становится свободным. То есть еще до выборов мы знаем, что у партии будет мандат, который потом можно передать любому из списка. Разумеется, за такой мандат еще до дня голосования начинается борьба или условные «торги». Это чревато обидами и конфликтами: кто-то, кому мандат не достанется, обязательно будет предъявлять претензии и подозревать своих более удачливых однопартийцев в скрытых договоренностях с партийным руководством.

Но если первая тройка состоит не из «паровозов», а из обычных кандидатов, то свободного мандата у партии не будет. С одной стороны, это нивелирует возможность внутренних конфликтов, но с другой — повышает неопределенность. Теперь ни у одного из кандидатов в территориальных группах нет никаких гарантий на прохождение в думу. Чтобы получить мандаты, кандидатам надо добиваться максимально возможного результата для своих групп. Получается, что партия тем самым мобилизует кандидатов на работу и не дает им расслабиться.

Таким образом, дополнительных голосов первая тройка «Единой России», скорее всего, не принесет — однако партия возьмет свои голоса и без них. Но вот на распределение мандатов и на расклад сил в будущей думе новые лидеры списка ЕР точно повлияют — возможно, даже сами того не подозревая.

Алексей Шабуров
Вернуться назад