Главная > Статьи / Мастрид > Выборы в гордуму Екатеринбурга: ставки и риски

Выборы в гордуму Екатеринбурга: ставки и риски


26-09-2017, 12:57
Городская дума Екатеринбурга шестого созыва года открыла свой последний политический сезон. Депутатам осталось работать меньше года. Кулуарная подготовка к выборам 2018 года началась еще пару месяцев назад, а в скором времени она станет публичной. Депутаты, которые захотят переизбраться, будут стараться напомнить о себе, а их потенциальные конкуренты попытаются обозначить свои амбиции. Контуры будущей кампании можно очертить уже сейчас, за восемь месяцев до официального старта выборов.

Выборы в гордуму Екатеринбурга: ставки и риски

Самые главные выборы

Значение выборов в гордуму поистине огромно. Без преувеличения можно сказать, что от результатов голосования будет зависеть ближайшее будущее города. Именно депутатам нового созыва предстоит назначить главу администрации или главу города (в зависимости от того, будут отменены прямые выборы мэра или нет).

Ключевой вопрос, который будет решен в сентябре 2018 года — продолжит ли руководить Екатеринбургом нынешняя команда администрации, и если да, то в каком виде. Сейчас администрацию возглавляет Александр Якоб, но по его поводу сложился неофициальный консенсус: почти все уверены, что Якоб оставит свой пост. И хотя на сто процентов утверждать это нельзя, элиты и общественность уже обсуждают его преемников. Здесь есть два варианта: либо Якоба заменит кто-то из действующих городских чиновников (чаще всего говорят про Алексея Кожемяко), либо на смену ему придет совершенно новая фигура.

Спокойствие, воцарившееся в уральской политике в последние полтора года, наталкивает на мысль о том, что действующая команда должна сохраниться. Но Екатеринбург — слишком привлекательный актив для самых разных групп влияния, и единственный законный способ побороться за этот актив — это выборы городской думы. Так что политическое спокойствие может оказаться обманчивым, и нельзя исключать, что в кампанию включатся силы, нацеленные на полную смену руководства Екатеринбурга. Ведь другого шанса в ближайшие годы у них не будет.

Риски для власти

Есть несколько факторов, которые могут не позволить властям провести в Екатеринбурге тихие и предсказуемые выборы с заранее заданным результатом.

А) Рейтинг «Единой России» в Екатеринбурге традиционно остается невысоким. В 2013 году ЕР набрала здесь 28% голосов, на выборах в Заксобрание в 2016 году средний результат составил около 35% голосов. На недавних выборах губернатора единоросс Евгений Куйвашев не набрал в Екатеринбурге 50% голосов. Если опираться на эти цифры, то нет никаких оснований ждать от екатеринбуржцев широкой поддержки «Единой России» и в 2018 году.

Б) Своеобразной репетицией будущего голосования стали довыборы двух депутатов гордумы в марте 2017 года. В обоих округах кандидаты от ЕР проиграли выборы, причем в одном из округов победил самовыдвиженец, поддержанный городской администрацией. Тот факт, что администрация практически открыто выступила против «Единой России», не имел для городских властей никаких последствий — а значит, ситуация может повториться и в 2018 году. Если по каким-то причинам кандидаты от ЕР не устроят руководителей города, то они попытаются провести своих депутатов и без «партии власти». Очевидно, что это чревато серьезным политическим конфликтом.

В) В Екатеринбурге пока еще сохранилась активная общественно-политическая жизнь, и из среды городских активистов могут выйти новые кандидаты в депутаты гордумы. Способность к самоорганизации горожане продемонстрировали в конфликте вокруг городского пруда. Сами по себе планы по строительству на пруду храма святой Екатерины стали мощным толчком к росту общественной активности в городе, и выборы депутатов могут стать логичным продолжением этой активности. То есть в 2018 году мы можем увидеть сразу несколько кандидатов, которые построят свою кампанию на борьбе против стройки на пруду.

Г) В городе есть объективные причины для недовольства: сюда можно отнести проблемы с транспортом и ЖКХ. В этом году из-за ремонтов дорог и теплосетей дорожная ситуация в Екатеринбурге серьезно ухудшилась (а грядущий ремонт Макаровского моста может усугубить проблему многократно). Если в 2018 году картина повторится, то к сентябрю градус недовольства горожан будет высок, что может отразиться на результатах выборов.

Д) К осложняющим факторам можно также отнести и то обстоятельство, что в выборах смогут принять участие не только парламентские партии, но также «Яблоко», «Российская партия пенсионеров за справедливость» и «Гражданская платформа». Понятно, что именно «Яблоко» имеет шанс стать главной «оппозиционной» партией, пытающейся собрать голоса активного городского сообщества. На прошлогодних выборах в Заксобрание «Яблоко» получило в Екатеринбурге больше 5%. Однако все будет зависеть от того, кто возглавит региональное отделение партии осенью 2017 года. От фигуры нового лидера свердловских «яблочников» будет зависеть очень многое — в первую очередь, сможет ли он объединить вокруг партии активистов, способных не только пойти на выборы, но и побороться за победу.

Реакция на риски

Очевидно, что власть в лице областного и городского руководства, а также «Единой России», осознает эти риски хотя бы частично. Значит, от нее можно ожидать ответных действий по минимизации этих рисков.

Первое — власть наверняка попытается провести как можно более тихую, спокойную и бессодержательную кампанию. За эталон будут взяты выборы губернатора, прошедшие максимально бесшумно и незаметно. Ставка властей будет состоять в том, чтобы отсечь от выборов тех, кто может проголосовать непредсказуемо, и привести на избирательные участки только заведомо лояльный и подконтрольный электорат — главным образом, бюджетников. Но этот сценарий может не сработать, если на выборах будет хоть какая-то конкуренция: очевидно, что конкуренты не позволят замолчать выборы.

Второе — власть постарается отсечь всех независимых кандидатов. В случае с самовыдвиженцами отсев будет проходить на стадии проверки подписей, а в случае с партиями — на стадии составления партийных списков. Задача власти в этом случае — взять под контроль все партии, которые имеют право на выдвижение кандидатов без подписей. Таких партий семь, и в каждом случае есть свои нюансы. Так, даже в случае с «Единой Россией» пока не понятно, насколько эта партия готова заполнить свой список исключительно сторонниками администрации города. Про другие партии можно сказать примерно то же самое (за исключением разве что абсолютно лояльной «Партии пенсионеров»).

Третье, на что, скорее всего, пойдет власть — это избирательная реформа. Как известно, каждые выборы у нас проходят по новым правилам, и преимущество всегда на стороне тех, кто эти правила устанавливает. Сейчас в городской думе половина депутатов избирается по округам, а вторая половина — по партийным спискам. К 2018 году это соотношение, скорее всего, изменится. Возможны два варианта: либо партийные списки отменят вовсе, либо оставят партиям только 25% мандатов, то есть всего 9 мест. В последнем случае ЕР может рассчитывать на 4 места, а остальные 3-4 партии поделят оставшиеся 5 мандатов.

Изменение распределения между списочниками и одномандатниками приведет еще к одному важному последствию — перенарезке округов (их станет больше). Нетрудно догадаться, что перенарезка: а) будет сделана в пользу тех, кто перенарезает; б) произойдет максимально поздно для того, чтобы потенциальные конкуренты не имели времени наладить полноценную работу в округе.

P.S.

Несмотря на то, что контур будущих выборов в гордуму в целом понятен, есть еще один фактор, который может оказать на них влияние — это выборы президента России в марте 2018 года. После них могут измениться и общая политическая ситуация в стране, и конфигурация федеральной и региональной власти, и избирательное законодательство, и что угодно вообще. Но это тема для отдельного разговора.

Алексей Шабуров
Вернуться назад