Главная > Статьи > Год великого перелома

Год великого перелома


30-12-2016, 11:38. Разместил: public
Политические итоги 2016 года в Свердловской области подводить очень легко. Год был богат на судьбоносные события: уральская политика изменилась кардинальным образом. Но эта легкость коварна — сколь решительными были эти перемены, столь неопределенным стало из-за них будущее региона.

Год великого перелома
Фотография с официального сайта губернатора Свердловской области

Новый мир

Главное событие 2016 года произошло 19 мая. В этот день заместитель главы администрации Екатеринбурга Владимир Тунгусов был назначен руководителем администрации губернатора Евгения Куйвашева.

Это назначение поставило точку в длительном конфликте областных и городских властей, который сохранялся при всех губернаторах начиная еще с 1990-х годов. Это противостояние было главным содержанием всей местной политики, под его влиянием формировались политические институты и политические деятели, на обслуживание этой «войны» работали чиновники, идеологи, пиарщики, журналисты.

При Евгении Куйвашеве конфликт достиг апогея: информационная война сменилась практически боевыми действиями. Областные власти начали лишать екатеринбургскую администрацию ключевых полномочий; одновременно против губернатора по всей области начали устраивать акции протеста, положение Куйвашева становилось всё более шатким. Приближались выборы в Заксобрание, от которых зависела судьба губернатора.

В конце апреля был арестован министр по управлению государственным имуществом Свердловской области Алексей Пьянков — человек из ближайшего окружения губернатора. Вероятно, именно это событие вынудило Куйвашева пойти на переговоры со своим главным оппонентом и назначить этого оппонента главой своей администрации.

Назначение Тунгусова изменило всё. Конфликт «города» и «области» в тот же момент закончился, про скорую отставку Куйвашева больше никто не говорил. Уральская политика не просто стала мирной и спокойной: она буквально опустела. Оказалось, что никто толком не понимает, что делать в «мирное время». Ситуацию спасли лишь выборы.

Абсолютное большинство

Вообще-то именно выборы в Законодательное собрание должны были стать главным политическим событием года. Во-первых, результат «Единой России» всегда воспринимается как показатель эффективности работы губернатора. Следовательно, оппоненты главы области должны были приложить массу усилий, чтобы снизить результат единороссов, ударив таким образом по Куйвашеву.

Во-вторых, Заксобрание наделено большой властью: именно оно может лишать полномочий городскую администрацию, отменять выборы в муниципалитетах (к слову, в 2016 году выборы мэров были отменены везде, кроме Екатеринбурга и Нижнего Тагила).

Но упомянутое выше назначение Владимира Тунгусова главой губернаторской администрации лишило выборы этого содержания. Избирательная кампания перестала быть полем битвы между «городом» и «областью». Вместо этого выборы стали восприниматься как тест для самого Тунгусова: сможет ли организовать и провести кампанию так, чтобы она прошла с нужным для губернатора результатом. И он смог.

По итогам выборов «Единая Россия» получила абсолютное большинство в Законодательном собрании, которое позволяет ей самостоятельно, не вступая ни с кем в переговоры, менять Устав области (забегая вперед, скажем, что этим правом она тут же воспользовалась). Правда, сам депутатский корпус обновился незначительно: костяк Заксобрания остался тем же — это депутаты, неизменно лояльные любой областной власти и любому губернатору, некоторые из них одинаково верно служили и Росселю, и Мишарину, и Куйвашеву, и точно так же верно они стали выполнять установки, исходящие от Тунгусова. Нетрудно предположить, что и в случае смены губернатора они сохранят ту же самую верность и не окажут никакого сопротивления.

Само Заксобрание после выборов перестало быть местом для дискуссий, каким оно было до этого (подчеркнем — именно для дискуссий, а не для реального принятия решений). Показательными были выступления губернатора перед депутатами: если в прошлом созыве Куйвашеву неизбежно задавали неудобные и неприятные вопросы, то теперь ничего подобного уже не было. Точно так же спокойно прошла и работа над областным бюджетом.

Разгром правительства

Через неделю после выборов Свердловская область осталась без правительства. В отставку был отправлен председатель правительства Денис Паслер, который считался самостоятельной политической фигурой и «главным по хозяйству» в области. В новую политическую конфигурацию он явно не вписывался.

Но речь шла не просто об отставке премьера. Сам пост председателя правительства был ликвидирован, а вместо этого главой правительства отныне стал сам губернатор.

И опять же, дело не ограничилось сменой персон, которые руководят правительством. По сути, можно говорить о ликвидации правительства области как самостоятельного политического института, каким оно было до 2016 года.

В течение нескольких месяцев, начиная с сентября, была проведена масштабная реформа всей системы управления. Были учреждены должности вице-губернаторов, в том числе двух первых вице-губернаторов, один из которых отвечает за экономику, а другой — за внутреннюю политику (эту должность занял Владимир Тунгусов). Но самое главное — был ликвидирован аппарат правительства, а обеспечение деятельности кабинета министров было поручено администрации губернатора.

Формально правительство, конечно, продолжит существовать. Но теперь это будет просто набор министров без собственного аппарата, а значит — без какого-либо влияния на подготовку и принятие решений.

Реформа областной власти закончилась невероятным усилением не самого губернатора, а администрации губернатора и ее руководителя. Администрация и раньше была главным политическим органом власти, но теперь она и вовсе превратилась в суперведомство, которое отвечает вообще за всё — и за политику, и за местное самоуправление, и за подготовку всех документов для правительства и губернатора. Значительная часть подразделений администрации подчинена теперь непосредственно ее руководителю.

Неопределенный 17-й

В 2017-м году в Свердловской области пройдут выборы губернатора. Казалось бы, после всех перемен и преобразований Евгений Куйвашев должен был подойти к ним в наиболее комфортном и сильном положении. Но этого, как ни странно, не произошло.

Примерно с середины осени почти все местные СМИ выпустили по одному или несколько материалов на тему, что в регионе началась губернаторская кампания. Вся ирония в том, что никакой кампании на самом деле не началось. По действиям руководства области вообще нельзя догадаться, что через полгода региону предстоит войти в предвыборную кампанию.

Евгений Куйвашев чуть ли не каждую неделю летает в Москву, и эти визиты обрастают множеством понятных слухов: конечно, все говорят, что он ведет там переговоры о своем переназначении на новый срок. Куйвашев косвенно подтвердил эти слухи на своей большой пресс-конференции. «Я уже говорил не раз о своем участии в выборах или неучастии — определяющим для меня будет доверие президента России Владимира Владимировича Путина. И как только пройдут необходимые консультации, после этого я, конечно же, приму решение», — сказал он, дав понять, что консультации на этот счет пока не завершились ничем (грубо говоря, Кремль все еще не согласовал его кандидатуру, хотя, наверное, уже мог бы).

В этой ситуации элиты занялись любимым делом — они начали перебирать фамилии потенциальных кандидатов в губернаторы как от власти, так и от условной оппозиции. К фамилиям Носова, Паслера, Павла Крашенинникова в конце года добавилась фамилия Олега Сиенко, которому прочат отставку с поста гендиректора «Уралвагонзавода». Масла в огонь подлил Евгений Ройзман, который 29 декабря вернулся к «конфликтной риторике» и заявил, что области нужен другой губернатор.

Гадать насчет персоналий смысла никакого нет. Нужно признаться себе в том, что: а) никто ничего на данный момент не знает; б) никто ни на что повлиять не может. Фамилия нового губернатора будет преподнесена как результат пресловутых «консультаций», которые ведет непонятно кто непонятно с кем.

Но для области важно другое. Новый губернатор, какова бы ни была его фамилия, встанет во главе конструкции, которая была выстроена осенью 2016 года Куйвашевым и Тунгусовым. А это значит, что критическим для региона будет выбор не только губернатора, но и первого вице-губернатора, руководящего администрацией. Если после выборов 2017 года на этом посту останется Тунгусов — то это одно, а если придет «условный Лашманкин» (глава администрации во времена Александра Мишарина) — то это совсем другое. Этот человек получит огромную власть без каких-либо аппаратных противовесов и ограничений.

В общем, 2016-й год был для области переломным, а 2017-й будет судьбоносным, как бы банально это ни звучало. К выборам губернатора система управления регионом подходит в разобранном и пересобранном на новый лад виде. Рисков это несет больше, но и будет, наверное, интересней.

«Политсовет»
Вернуться назад