Главная > Статьи > Игорь Холманских: сто дней во дворце

Игорь Холманских: сто дней во дворце


6-09-2012, 17:40
Новый политический сезон в Свердловской области начался с протестов, причем не политических, а социальных. Сразу на нескольких предприятиях рабочие устраивают забастовки, голодовки и митинги. К разрешению ситуации с разным успехом пытаются подключиться областные власти, прокуратура и профсоюзы. Однако их участие не отменяет основного политического вопроса этих дней: где же наш главный «защитник человека труда» — полпред Игорь Холманских? Чем он вообще занимается тогда, когда он, казалось бы, так нужен?

Игорь Холманских: сто дней во дворце
Фотография пресс-службы полномочного представителя президента в УрФО

В конце августа исполнилось 100 дней со дня утверждения Холманских в должности полпреда. Дата эта осталась практически незаметной и не вызвала особого ажиотажа ни у чиновников, ни у общественности. А ведь именно по истечении ста дней принято подводить первые итоги правления. Возможно, именно в этом и кроется ответ: итоги первых месяцев полпреда таковы, что их лучше не подводить.

Нельзя сказать, что все это время Холманских был незаметен. Нет, наоборот — он был заметен так, как до него не был заметен ни один уральский полпред. Не было недели, когда бы чиновник не подал какого-нибудь повода писать и говорить о себе. Однако, если посмотреть внимательно, нетрудно заметить, что все эти поводы оказались фантомами, симулякрами, за которыми скрывается скучная и унылая пустота.

«Из грязи в князи»

Свой полпредский путь Холманских начал с атаки на высшее образование. По его словам, людей с «вышкой» в России слишком много, в то время как рабочих слишком мало, — а потому молодым людям надо срочно менять свои планы и поступать не в вузы, а в техникумы. Однако быстро выяснилось, что, во-первых, цифры, приведенные полпредом, не соответствуют действительности, а во-вторых, своим личным примером подтвердить собственные призывы он не готов: так, его дети вовсе не хотят быть рабочими (сын планирует стать врачом, а дочь учителем), а сам Холманских не исключает, что будет получать второе высшее образование. То есть риторика полпреда уже с первых дней оказалась бессодержательной.

Второй раз в несоответствии собственным «рабочим» идеалам Холманских уличили в связи с «жилищным вопросом». Как известно, резиденция полпреда представляет собой шикарный дворец в центре Екатеринбурга, выстроенный предшественниками Холманских на средства федерального бюджета. Само собой, почти сразу же «пролетарскому» полпреду предложили из дворца выехать, а здание отдать социальным учреждениям. С точки зрения новой рабочей идеологии это было очень логично. Однако полпред официально отказался, пояснив, что во дворце ему удобно, а переезд был бы слишком затратным. Ломать другие традиции чиновничества Холманских также не стал: по дорогам передвигается со спецсопровождением, живет в правительственной резиденции в Малом Истоке, которую сразу после его переезда решили обнести колючей проволокой. Единение с рабочими осталось разве что только на словах.

Игорь Холманских: сто дней во дворце

Впрочем, и сами слова вызывают немало вопросов. Например, Холманских предложил вернуть звание Героя Труда, приравняв его к званию Героя России. И как-то само собой забылось, что в СССР были герои не просто труда, а труда социалистического и что социализма давно уже нет, а награждать за труд капиталистический вроде как глупо, поскольку при капитализме каждый работает или на себя, или на собственника. Какие тут могут быть герои? Во имя чего героизм? Поэтому очень может быть, что «героями труда» будут становиться не те, кто действительно много работает, а те, кто успеет вовремя поддержать очередное мудрое начинание президента и правительства. Ну то есть — тот же Холманских.

«Герой труда»

Предложение о возвращении геройского звания было озвучено на конференции движения «В защиту человека труда» — главного политического детища Холманских. Конференция, где движение было объявлено всероссийским, прошла почему-то в Тюмени, которую сложно назвать индустриальным центром, — почему было выбрано именно это место, до конца непонятно, но в любом случае это еще один маленький штрих к полному необъяснимых противоречий политическому портрету Холманских. Возможно, Тюмень была выбрана как раз потому, что крупных предприятий там и нет: в любом другом индустриальном городе с его очевидными проблемами новое движение могло бы столкнуться с большими неприятностями — например, митингом недовольных рабочих у собственных стен. Получилось бы очень неловко.

На той же конференции чуть не случилась громкая сенсация: в проекте программы движения обнаружилась критика «Единой России», которую упрекнули в элитарности. Единороссы предсказуемо и довольно злобно огрызнулись, но «рабочие» поспешили взять свои слова обратно. Соратники Холманских разъяснили, что полпред и партия — друзья навек, а во всем виноваты журналисты, неправильно понявшие проект программы. В общем, оказалось, что идти до конца полпред явно не готов, отвечать за свои слова — тоже.

При этом за скобками остается вопрос о том, почему вообще государственный чиновник в рабочее время занимается политической деятельностью — создает собственное движение, ездит на конференции, выступает с программами. Госслужащий, по идее, должен представлять интересы всех групп населения, но в случае с Холманских это, очевидно, не так. И вот, вместо выполнения непосредственных служебных обязанностей он создает некую структуру, статус и перспективы которой никому не понятны, но которая при этом хорошо укладывается в стратегию стравливания различных групп населения, активно используемую российской властью.

«В защиту человека труда?»

Все это было бы не так прискорбно и возмутительно (подумаешь, еще один чиновник-популист), если бы не одно обстоятельство: собственно «защитой человека труда» Холманских так и не занялся. Натравливая рабочих на интеллигенцию, он предпочитает молчать тогда, когда эта защита им действительно требуется. С середины августа рабочий протест в Свердловской области набирает обороты. Голодают работники завода «АМУР». Где Холманских? Бастуют шахтеры СУБРа. Где Холманских? Голодают рабочие в Верхней Синячихе. Где Холманских? Выходят на митинг работники БАЗа... Ну вы поняли. Получается не просто популизм, а намеренный и довольно циничный обман.

Достаточно одного примера. Вечером 3 сентября работники шахты «Красная шапочка» отказались выходить из забоя, требуя пересмотра графиков работы и повышения зарплаты. Весь день 4 сентября шахтеры оставались под землей, добиваясь переговоров с работодателями. Чем в это время занимался «защитник человека труда» Холманских? Цитируем сообщение его пресс-службы от 4 сентября: «Сегодня полномочный представитель Президента Российской Федерации в Уральском федеральном округе Игорь Холманских провел встречу с лидером популярной рок-группы «Чайф» Владимиром Шахриным. Поскольку В. Шахрин, помимо музыкального творчества, активно занимается развитием и продвижением в Свердловской области хоккея на траве и является членом попечительского совета спортивного клуба «Динамо», стороны обсудили перспективы развития на Урале этого вида спорта... Полномочный представитель Президента России в УФО Игорь Холманских поддержал музыканта в его стремлении вывести традиционный уральский рок-фестиваль на качественно новый организационный и исполнительский уровень». Без комментариев.

Игорь Холманских: сто дней во дворце
Игорь Холманских и Владимир Шахрин. Фотография пресс-службы полномочного представителя президента в УрФО

Ситуацию с БАЗом, где закрывается алюминиевое производство, Холманских прокомментировал одним из последних, уже после того, как в дело вмешалась прокуратура, областные власти и всевозможные политики. «Хозяева завода решили закрыть производство из-за его нерентабельности. Это связано с тем, что цены на алюминий упали, а само производство очень затратное. Но краснотурьинцы один на один с проблемой не останутся, движение «В защиту прав человека труда», которое я возглавляю, и Президент Владимир Путин помогут им», — сказал полпред, выступая в Горном университете. В Краснотурьинск он так до сих пор и не съездил. Президент Путин пока тоже молчит.

В общем, все сводится к одному: все заявления, интервью, поездки и встречи полпреда удивительным образом расходятся с тем, чем он, по идее, должен был заниматься. Кажется, что вся его политическая деятельность имеет своей целью только одно: хоть как-то скрыть пустоту, которой, собственно говоря, и является Игорь Холманских. В итоге полпреда не воспринимает всерьез даже региональная элита: в чиновничьих кабинетах о нем нередко отзываются как о марионетке, которая разыгрывает написанный кем-то сценарий. Многие ждут, что уже через какое-то время Холманских и вовсе уедет в Москву, где будет руководить своим движением, переродившимся в политическую партию. Так или иначе, с каждым днем пребывания полпреда в своем екатеринбургском дворце отторжение его фигуры только усиливается, и чем все закончится, останься он здесь, даже трудно предсказать.

P.S. В середине лета полпред Холманских приехал в лагерь кремлевской молодежи «Селигер». Как и многие другие его действия, эта поездка не заслуживала бы внимания, если бы не снятый во время нее эпизод документального фильма «Срок». Полпред задумчиво ходит по лагерю, слушает вопросы людей и молчит. Вряд ли какая-то другая картинка способна передать лучше все впечатления от трех месяцев его работы.


Вернуться назад