Загрузка...

Три сценария губернаторских выборов в Свердловской области

Политика Свердловской области не выходит из предвыборного режима. После выборов в Законодательное собрание сразу же началась подготовка к выборам губернатора, которые должны состояться в 2017 году. За год до дня голосования политическому руководству региона нужно определить стратегию, по которой будут проводиться выборы. Всего есть три базовых сценария, и выбрать один из них желательно уже сейчас.

Три сценария губернаторских выборов в Свердловской области

Как проходят выборы губернаторов

В начале следует описать общую модель, по которой проходят выборы губернаторов в современной России. От модели свободных конкурентных выборов ее отличают две особенности — участие в кампании президента как фактического субъекта выдвижения кандидата и наличие муниципального фильтра для конкурентов.

Как правило, за некоторое время до объявления выборов президент переназначает действующего губернатора или его преемника в статусе «временно исполняющего обязанности» и публично благословляет его на участие в выборах.

Далее, когда выборы уже объявлены, всем участникам кампании для регистрации в качестве кандидатов нужно собрать определенное число подписей муниципальных депутатов на территории данного региона. Поскольку практически во всех муниципальных думах большинство мест принадлежит «Единой России», проблем с регистрацией не бывает только у кандидата, поддержанного властью. Остальным кандидатам зарегистрироваться намного труднее: зачастую им приходится просить недостающие подписи у единороссов. То есть власть в большинстве имеет возможность выбирать для себя удобных кандидатов и, напротив, заблокировать неудобных.

Поэтому базовая модель губернаторских выборов практически во всех регионах одинакова: сильный фаворит и слабые, заведомо неизбираемые конкуренты. По сути, выборы сводятся к плебисциту о доверии президентскому выдвиженцу. Серьезный сбой этой схемы произошел только однажды, в Иркутской области, где действующий губернатор проиграл во втором туре коммунисту. Во всех остальных случаях до второго тура дело даже не доходило.

Очевидно, что по этой базовой модели выборы должны пройти и в Свердловской области. Президент благословит на участие в выборах одного из кандидатов (действующего губернатора Евгения Куйвашева или кого-то другого), а затем региональная власть (вероятно, по согласованию с администрацией президента) подберет ему соперников. Но дальше возможны вариации, выборы могут пройти по нескольким сценариям.

Сценарий первый: без конкуренции, без явки

Первый сценарий предполагает проведение выборов по той же схеме, по которой они проходят в подавляющем большинстве регионов. То есть для основного кандидата подберут самых слабых и заведомо непроходных соперников.

В Свердловской области это, например, могут быть молодые лидеры местных партий: секретарь обкома КПРФ Александр Ивачев (в 2017 году ему исполнится 30 лет) или руководитель фракции «Справедливая Россия» в Заксобрании Дмитрий Ионин (в 2017 году ему будет 32 года). Очевидно, что ни один из них в силу целого ряда причин не может быть серьезным конкурентом для любого кандидата, предложенного президентом.

С точки зрения обеспечения победы этот сценарий, конечно, самый беспроигрышный. При нем кандидат от власти выигрывает выборы в первом туре с огромным отрывом от конкурентов.

Обратной стороной этого сценария является низкая явка и, как следствие, слабая легитимность вновь избранного губернатора.

Выборы по такому «скучному» сценарию, очевидно, не вызовут никакого интереса со стороны избирателей. Прошедшая кампания в Госдуму и Заксобрание показала, что избиратель не хочет идти на выборы, где все заранее предопределено, а конкуренция носит имитационный характер, тем более если сама кампания проходит летом.

В Свердловской области явка на выборах в Заксобрание составила 41%, на участки пришло 1,4 миллиона человек, из которых 566 тысяч проголосовали за «Единую Россию». Нет сомнений в том, что эти цифры, и так не слишком высокие, особенно явка, сложились под влиянием проходящей параллельно кампании по выборам в Госдуму, где на мобилизацию электората работали ресурсы федеральных властей.

То есть на региональных выборах явка наверняка будет еще ниже — чуть больше 30% (в лучшем случае). За кандидата от власти, скорее всего, проголосуют всё те же 500 тысяч человек — гарантированный на данный момент электорат «Единой России». Другими словами, никакого расширения электоральной базы не будет, и в абсолютных цифрах губернатор будет избран меньшинством жителей области.

Конечно, быть избранным даже меньшинством лучше, чем быть назначенным Заксобранием, но в Свердловской области с ее политическими традициями губернатор, избранный через такие квазивыборы, неизбежно продолжит считаться слабой фигурой. Любые попытки упирать на свою «всенародную избранность» будут восприниматься со стороны элиты скептически.

За спокойную победу будущему губернатору и его команде придется заплатить низкой легитимностью и неуверенностью в своем доминирующем положении в региональной элите. Это главная издержка первого сценария.

Сценарий второй: системный конкурент

Чтобы избежать вопросов о легитимности, можно разыграть другой сценарий, допустив до выборов более сильного, но при этом «системного» конкурента.

Таким конкурентом может быть либо один из депутатов Заксобрания, либо один из мэров городов, либо кто-то из лояльных и при том известных в народе бизнесменов. Уже сейчас в списке возможных кандидатов можно встретить имена мэра Нижнего Тагила Сергея Носова или мэра Новоуральска Владимира Машкова. Необязательно в качестве конкурентов могут быть именно они — потенциальных претендентов из этой категории можно насчитать около десятка (к примеру, недавно избранный депутат Госдумы Андрей Альшевских, доказавший в ходе кампании свою системность и лояльность).

В любом случае, такой конкурент не будет всерьез претендовать на победу, но его задачей будет привлечь на избирательные участки новых избирателей, чтобы повысить явку и усилить легитимность выборов.

Но нужно признать, что этот сценарий выглядит не слишком вероятным по целому ряду причин. Главная из этих причин состоит в том, что потенциальные соперники будут всеми силами уклоняться от участия в выборах. Для них выдвижение кандидатуры может быть сопряжено с реальными угрозами.

То, что начнется как игра в конкуренцию, может впоследствии обернуться реальной борьбой. Система может воспринять подставного конкурента как реального и начать давить его всеми возможными способами, вплоть до силовых. Инструментов для такого давления предостаточно — преследование со стороны силовиков, атаки на бизнес и непременная информационно-пропагандистская кампания против конкурента. В итоге к концу выборов даже согласованный конкурент может потерять гораздо больше, чем приобрести. Из уважаемого политика или бизнесмена он может превратиться в изгоя. Любой системный кандидат осознает этого, и веских причин пойти на такой риск у него явно не будет.

С другой стороны, наличие такого кандидата может дезориентировать элиту, часть из которой может переметнуться на сторону этого системного конкурента. Даже если это будет меньшая часть, политические последствия такого процесса будут серьезными.

Таким образом, второй сценарий повышает явку и легитимность, но потребует от власти продемонстрировать искусство политического менеджмента и не исключает рисков некоторой дестабилизации в краткосрочной перспективе.

Сценарий третий: вариант-2013

Есть, наконец, и третий сценарий, который повторяет вариант, разыгранный в 2013 году в Москве и Екатеринбурге. В этом случае до выборов допускается яркий, но несистемный кандидат, действующий по собственной повестке без согласования с властями. В Москве это был Алексей Навальный, в Екатеринбурге — Евгений Ройзман.

Очевидно, что по собственной воле региональное руководство на такой сценарий вряд ли пойдет: к этому их должна подтолкнуть некая внешняя сила (например, администрация президента или крупный бизнес). Главное преимущество такого сценария — он обеспечивает интерес к выборам, повышает явку и легитимность, и победа на таких выборах будет восприниматься как настоящая.

В случае со Свердловской областью очевидным претендентом на роль такого кандидата подходит всё тот же Евгений Ройзман, уже допускавший свое участие в губернаторских выборах. Другой кандидат — депутат Госдумы от «Справедливой России» Александр Бурков, который с легкостью может работать как на лояльный, так и на протестный электорат.

Главный минус такого сценария — его непредсказуемость и небезопасность для основного кандидата. В этом случае борьба будет не имитационной, а настоящей, то есть власть будут критиковать всерьез и достаточно резко. На фоне ухудшающихся экономических условий это может подогреть недовольство населения и привести к непредсказуемым результатам выборов. Если власть начнет активную кампанию против своего конкурента, то это может сыграть ему только на пользу (как и случилось в 2013 году в Екатеринбурге).

Другими словами, при таком сценарии второй тур становится вполне вероятным. Но сам факт назначения второго тура был бы сам по себе большим поражением для областного руководства и ее ставленника. Тем более что в единственном втором туре в новейшей истории губернаторских выборов кандидат от власти проиграл.

***

Каждый из трех сценариев несет в себе риски и издержки, пусть и разного свойства. Разумеется, выбор любого из них зависит от целей, которые поставит перед собой политическое руководство области — либо победа любой ценой (в том числе ценой легитимности), либо соблюдение неких условно демократических правил для упрочения собственных позиций в обществе и элите. О том, какой сценарий избран, мы узнаем, скорее всего, незадолго до выборов, но сам выбор, безусловно, должен быть сделан уже сейчас.

Алексей Шабуров

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Контакты